Охота на глухаря и тетерева

Охота на перепела, голубя, вальдшнепа, фазана, куропатку. Делимся своим опытом и изучаем опыт других охотников.

Модераторы: Иван Иваныч, Роман М.

Re: Охота на глухаря и тетерева

#131

Сообщение жизнелюб » 25 мар 2015, 20:21

Михаил_РнД писал(а):Уважаемые, вопрос дилетанта с совсем не глухаринных краев.
Как подходить к нему на току. Скачал в интернете песню его, получается он типа такой чувячучувя а потом как палочками по мембране не натянутой барабанит, вот когда барабанит надо идти?

Можно сколько угодно смотреть видео, понять можно только при подходе, (первый раз с местным охотником, он меня направлял и контролировал).
Высокая в небе звезда зовет меня в путь

Те, кто волею слаб и чьи души легки
Не подходят и близко к лесам
Там отчаянны волей слепые щенки
Страх внушают откормленным псам
Аватара пользователя
жизнелюб
Клубмен
 
Сообщения: 835
Зарегистрирован: 08 янв 2014, 17:00
Откуда: г. Новороссийск
Благодарил (а): 471 раз.
Поблагодарили: 603 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#132

Сообщение Орлов Александр » 27 мар 2015, 13:55

Михаил_РнД писал(а):Уважаемые, вопрос дилетанта с совсем неглухаринных краев.

Михаил, из своего опыта могу сказать, подхожу к глухарю во время песни, неважно, трещит он или клокочет, в это время он не слышит ничего!
У глухаря, над бровями есть железы красного цвета (не такие большие как у тетерева) весной, во время гона они у него набухают практически перекрывая ушную раковину, когда он вытягивает шею и начинает петь, он вообще глохнет, в этот момент можно подходить.
Замолчал - стоим, бывает паузы между песней от 5 мин. до 1 часа, стоишь и нешолохнёшся :suicide:
Очень трудная охота, но доставляет массу удовольствия :good:
Есть ещё один момент в охоте с подхода, нужно убедится что глухарь на токовище один, (хором они не поют :-D может петь один, затем следующий и т.д.) и если вовремя подхода спугнуть не поющего, то улетят все :sad:


Вот интересная статья о глухоте токующего глухаря.

О глухоте токующего глухаря

Охота на глухарином току — одна из любимейших и популярных русских охот. В особенности она была развита в недавнем прошлом, когда глухарей было много даже в средней полосе. И, тем не менее, мы до сих пор точно не знаем, в чем же причина внезапной глухоты токующей птицы — явления, на котором в сущности и основана эта охота.

В конце XVIII века зоолог Компаретти в большой и подробной работе впервые описал у глухаря валикообразную железу в наружном слуховом проходе. При легком нажатии железа выделяла беловатый секрет, названный исследователем «ушным салом». Тидеман (1810) в своем подробном руководстве также упоминает об ушной железе птиц, ссылаясь на Компаретти, но новых материалов не приводит. Позднее обе работы были забыты и последующие поколения ученых считали причиной токовой глухоты глухарей именно эту железу, ошибочно принимая ее за мускульную или соединительнотканную складку. Считалось, что птица глохнет в результате перекрывания наружного слухового прохода специальным валиком, «пороговой складкой».

Вурм (1885) высказал идею, что складка замыкает проход под давлением углового отростка нижней челюсти. При этом он полагал, что угловой отросток при открывании клюва давит на мускул, открывающий клюв (депрессор), и тот уже поднимает складку.

В одновременно опубликованной работе Граффа (1885) этот механизм представлен более упрощенно: складка закрывает проход наружного уха «сама по себе», без участия углового отростка нижней челюсти.

Попытка связать токовую глухоту глухаря с сильным развитием углового отростка оказалась явно неудачной. Угловой отросток развит не только у глухаря, но и у других птиц, например у фламинго. Да и относительная длина отростка здесь не намного больше, чем у некоторых остальных куриных. Позднее были попытки модернизировать эту идею. Предлагалось в частности, следующее объяснение: угловой отросток нижней челюсти не сам замыкает слуховой проход, но зажимает кровеносные сосуды, в результате чего складка «набухает» и закупоривает ухо. Однако вскоре появилось несколько работ, опровергающих подобный вариант. Больше того, Ольт (1907), Эрлих (1907). Фрейнд (1926). Боровичка (1927) показали, что о перекрытии

ушного прохода не может быть и речи. С большой осторожностью следует говорить лишь о небольшом сужении его, да и то совсем по другой причине, чем это думали Вурм и Графф. Сужение происходит при одновременном сокращении двух мышц: одной (кукуллярис), натягивающей кожу шеи и боков головы, и другой (депрессор), опускающей нижнюю челюсть и открывающей клюв (рис. 1).

Череп глухаря

Изображение

Рис. 1. Череп глухаря.

а — мышца, поднимающая кожу боков головы и шеи (куккулярис);

в — мышца, открывающая клюв (депрессор): круглое пятно — наружное слуховое отверстие в анфас;

с — угловой отросток нижней челюсти;

В этом отношении особенно интересны работы Ольта. Ольт заливал уши различных птиц расплавленным металлом при открытом и закрытом клюве и затем взвешивал отливки. Разница в весах позволяла ему судить об изменении объема наружного слухового прохода при открывании клюва. Оказалось, что у глухаря объем прохода уменьшается всего на 12 процентов, тогда как у утки — на 33 процента. У некоторых птиц уменьшения вообще не происходит. Хотя работа Ольта нанесла серьезный удар теории пороговой складки, некоторые зоологи продолжали ее придерживаться. Так, Польмин (1921) пытался доказать, что глухарь глохнет в результате эрекции слухового прохода и складки.

В 1890 году появляется работа Швальбе, вслед за ней Терега (1906), где приводятся самые подробные описания железы в наружном слуховом проходе глухаря. Итак, складка оказалась железой. Об этом писал еще Компаретти. и зоологам потребовалось полтораста лет, чтобы убедиться, что он прав. С появлением этих исследований теория «пороговой складки», казалось, неминуемо должна погибнуть. Но этого не произошло, даже напротив. Она уверенно перекочевывает из учебника в учебник, из одного популярного журнала в другой, экологи ее принимают, среди широких кругов любителей и охотников она считается неопровержимой. Малоизвестные работы Компаретти, Швальбе, Терега никто не вспоминает. Морфологи перестают интересоваться и токовой глухотой глухаря и ее причинами. Фрей (1952/53), давший нам прекрасную сводку по птичьему уху. оставляет вопрос открытым, но категорически высказывается против самой идеи перекрывания слухового прохода. У Фрея появляется интересная мысль: не кроется ли причина токовой глухоты в среднем ухе? Среднее ухо птиц в грубой схеме имеет следующее строение (рис. 2). Это обширная полость, ограниченная спереди барабанной перепонкой, отделяющей среднее ухо от наружного слухового прохода, сзади — стенкой мозговой капсули с двумя отверстиями, овальным и круглым. В ее образовании участвуют чешуйчатая, основная, боковая ушная и квадратная кости. Некоторые стенки полости среднего уха не подложены костями, кроме того, квадратная кость подвижна. Поэтому закрывание и открывание клюва может влиять на объем полости среднего уха.

Костнохрящевой слуховой столбик (колумелля) одним концом приращен к барабанной перепонке, другим упирается в овальное окно. Звук вызывает колебания барабанной перепонки, которые через слуховой столбик и овальное окно передаются на внутреннее ухо. Столбик и барабанная перепонка поддерживаются связками, их несколько. Одна из них — Пратнерова связка — соединяет столбик с квадратной костью. Для птиц характерно явление стрептостилии, т.е. подвижного посредством сустава соединения квадратной кости с черепом. С квадратной костью связаны и столбик и барабанная перепонка специальными связками. При открывании клюва квадратная кость смещается вперед и это отражается на натяжении барабанной перепонки и положении слухового столбика.

Шварцкопф (1952) показал, что только одно изменение натяжения барабанной перепонки при движении челюстей вызывает у голубя падение слуха на 10 проц. Это позволяет думать, что явление частичной глухоты при пении или во время питания у птиц распространено гораздо более широко, чем обычно думают. Вспомним токующих тетеревов, слабо реагирующих даже на звук выстрела. В полевой работе с этим сталкиваешься постоянно. Зяблик-самец залетел на гнездовую территорию соседа и запел. Если его песня совпадает по времени с песней хозяина участка, он остается «безнаказанным», хозяин на него не бросается и не прогоняет. Но стоит пришельцу запеть в момент, когда хозяин молчит, хозяин летит к нему и прогоняет за пределы территории. Впечатление такое, что во время песни птичка не слышала «чужака». Автору приходилось держать дома птиц, потерявших зрение на один глаз. Они часто и охотно пели как нормальные птицы. К одноглазому певцу с «слепой» стороны можно было не только шумно подходить, но и громко разговаривать — птичка не реагировала. Но это только тот момент, когда она пела сама.

Среднее и наружное ухо глухаря в продольном разрезе

Изображение

Рис. 2. Среднее и наружное ухо глухаря в продольном разрезе:

а — Пратнерова связка;

б — слуховой столбик;

д — наружный слуховой проход;

к — круглое отверстие;

с — барабанная перепонка;

о — овальное отверстие, штрихом обозначена ушная железа.


Невольно вспоминаешь широко распространенные в прошлом и даже проникшие в художественную литературу (Чехов) рассказы о том, что поющих соловьев при известном навыке можно ловить руками, так близко они подпускают человека в темные весенние ночи.

Совсем недавно выяснено (Бекеши, 1936), в среднем ухе млекопитающих имеется механизм разобщения слуховых косточек с овальным отверстием. При этом животное, понятно, ничего не слышит, так как колебания воздуха в наружном ухе не передаются на внутреннее. Оказалось, что в известных ситуациях такой механизм включается довольно часто.

Мы имеем все основания предположить что у птиц и в особенности у глухаря может иметь место нечто подобное. Известно, что клюв глухаря во время токовой глухоты открыт очень широко, в результате среднее ухо деформируется. Экспериментально доказано, что это вызывает потерю слуха. У токующего глухаря потеря слуха усугубляется большим половым возбуждением, отвлекающим «внимание» птицы. Может быть и даже наверное здесь имеют место многие причины, мы об этом еще слишком мало знаем. И об одном только скажем с уверенностью причину токовой глухоты глухаря следует искать в среднем ухе.

Источник:
В.Ильичев

Журнал «Охота и охотничье хозяйство», №4, 1961г.
МЦ 21-12, ИЖ 27М, ИЖ 43, МР 133С. ИЖ-81, Вепрь 308У, БМВ Х5 (Е70), УАЗ 31512.
Жестокость-это черта характера добрых людей, она возникает когда об твою доброту начинают вытирать ноги.
Аватара пользователя
Орлов Александр
Модератор
 
Сообщения: 8858
Зарегистрирован: 03 сен 2011, 06:59
Откуда: РОССИЯ г.Вологда
Благодарил (а): 1092 раз.
Поблагодарили: 1450 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#133

Сообщение Орлов Александр » 27 мар 2015, 14:27

Охота на глухаря (по Л.П. Сабанееву)

Весенняя охота на глухарей

Весной, как известно, существует почти только один способ охоты на глухаря — с подхода. Охота эта основана на том, что токующий глухарь, делая последнюю трель своей «песни», плохо слышит и видит. В это время подскакивать к нему можно и даже делать по нем промахи. Токовать глухари начинают в юго-западных губерниях около первых чисел марта, в средних — около середины, а в северных и в северо-восточных — в конце марта или даже в начале апреля и продолжают до середины мая. Настоящая охота с подхода начинается, однако, недели две спустя после начала токования, так как в марте еще много снегу и глухари токуют не очень «зарко». Охотиться лучше всего одному или, в незнакомом месте, с проводником — местным промышленником, а еще удобнее — лесным сторожем - неохотником. Если нельзя ночевать в лесу, неподалеку от тока, то необходимо быть около тока за полчаса до рассвета.

Тока из года в год происходят в одних и тех же местах, а потому разыскивать их приходится очень редко, и достаточно бывает расспросов и указаний проводников. Впрочем, можно иногда определить место тока по направлению полета летящих глухарок, а ранней весной — по следам, оставляемым самцами на снегу. Надо иметь всегда в виду, что если только в лесу есть моховое болото с сосенками, то глухари токуют или в самом болоте, или на его окраине. Там, где мшарин нет, тока бывают около болот и озер — внутри леса, но всегда вдали от опушки, дорог, а тем более селения, даже жилья, в виде лесной сторожки. По этим причинам благоразумнее приходить на ток с вечера и переночевать поблизости, разложив костер,— но не ближе четверти версты от тока. Это тем более удобно, что можно заблаговременно осмотреть последний, ориентироваться, выслушать, где квокчут глухарки, высмотреть, на какие деревья садятся, где скиркают (или хрюкают) глухари, а иногда, в самый разгар токованья (большей частью во второй половине апреля), даже подскочить к токующему самцу.

Состояние погоды, особенно в первый период токования, имеет очень важное значение: в марте и в начале апреля нельзя быть вполне уверенным в том, что завтра глухари будут хорошо петь. В сильный мороз и вообще перед резкой переменой погоды глухари только хрюкают — скиркают, не такая и не делая трели. Утреннее хрюканье всегда предвещает неудачу, и вообще хрюкают всего чаще не поющие молодые самцы и само хрюканье часто есть тревожный крик, испускаемый при виде человека, зверя или другой опасности. При дальней поездке, очевидно, нелишне принимать во внимание показания барометра.

Всего лучше охотиться на токах с проводником, который бы и таскал убитых птиц, но на самом току необходимо ходить одному. На небольшие тока, где токует менее десятка глухарей, ездить с товарищем не стоит; на больших можно единовременно охотиться вдвоем или втроем, только необходимо заблаговременно сговориться, кому куда надо идти и какой стороны держаться, что-бы не мешать друг другу, и ни в каком случае не топать и не перекликаться ранее окончания токования. На случай ночлега в лесу, одеваться надо теплее — по-зимнему, с валенками про запас, теплым одеялом или буркой. Чаще приходится подскакивать к глухарям в больших болотных сапогах, но если ток не очень сырой и охотник не боится простуды, то в валенках подходить удобнее даже в теплую погоду. Когда в болоте еще лежит глубокий снег, подходить можно пли по насту или на лыжах.

Смотря по температуре, для ходьбы по току надо надевать зимний короткий кафтан или ватную куртку и более или менее толстые брюки. При этом и одежда и валенки должны быть непременно серого цвета.

Придя на место тока, надо немного подождать — не затокует ли поблизости глухарь. Вообще ходить зря по току, перекликаться, даже курить не следует; затем уже начинают искать, стараясь идти как можно тише, останавливаясь и прислушиваясь через каждые 20 шагов; причем весьма важно, разумеется, направление ветра. По возможности стараются не ходить по ветру, а против него или в полветра. В тихую погоду щелканье (тэканье) глухаря слышно иногда за 200 шагов, а бой, стрекотанье, несколько далее.

Не следует при первом тэканьи ближайшего глухаря подкрадываться к нему. Только когда начнет он выводить свою трель — можно сначала тихо подходить к нему, укрываясь за деревьями, а затем и подскакивать. Вначале лучше всего подходить в направлении от запада к востоку, так как на побелевшем небе глухарь виднее и притом тогда реже приходится стрелять его в зоб и меньше вероятности, что птица увидит охотника. Обыкновенно начинают подскакивать, уже шагов за 80—100, редко менее, разве в темноте или при ветреной погоде; когда совершенно рассветет и глухари напуганы, не мешает принимать предосторожности и на более значительном расстоянии. Чем ближе разгар тока, чем яровитее играет птица, чем хриплее ее скирканье, а, следовательно, она старше,— тем более вероятности на успех. Если глухарь начнет обманывать, т. е. останавливаться перед трелью, или же и вовсе умолкает — иногда минут на 15, что означает, что он услышал или увидел охотника, необходимо спрятаться за дерево, или окаменеть на месте и терпеливо выждать настоящей игры — или же бросить эту, вероятно, уже стреляную птицу и начать подход к другой. Впрочем, некоторые промышленники, чтобы подзадорить такого чуткого самца, употребляют не без успеха многие удавки, как, например, квокчут тетеркой или подзадоривают его, скобля и ударяя ножом по стволу ружья и подражая этим трели. Иногда глухари даже подлетают на такого рода манку Есть глухари, которые постоянно меняют место и, пропев два-три раза, перелетают, хотя и недалеко. К таким птицам подходить не стоит, да вообще, если ток немалочислен, лучше не подходить к раз согнаному самцу и искать другого. Глухарь, которого подшумели два раза, в третий ни за что не подпустит.

Всего затруднительнее в этой весенней охоте — подход или, вернее подскакивание, особенно когда место слишком открыто и негде спрятаться. Лучше выбирать самый длинный путь, если он представляет большие удобства, т. е. имеет деревья, которые бы заслоняли охотника от глухаря, и лишен больших сугробов, ям и груд валежника. Как только глухарь участит свое тэканье и начнет настоящее щелканье — над быть готовым к прыжку: при первом скирканьи охотник стремглав бросается вперед, делает два-три огромных прыжка и останавливается как вкопанный, по возможности раньше, чем птица кончит щелканье, так как иногда эхо последних шагов может потревожить ее. Тут уже нечего разбирать — провалились вы в воду или снег, а необходимо стоять неподвижно до следующего боя, стараясь вперед заранее определить направление и самое место будущих прыжков, чтобы снова не попасть в еще более неловкое положение. При последнем прыжке необходимо продавливать под ногами лед, некрепкий наст или скрытый под снегом валежник.

Большею частью приходится стрелять очень близко — никак не далее 50 шагов, во-первых, потому, что в темноте трудно разглядеть птицу, особенно сидящую на ели, хотя бы в 10 саженях, во-вторых, потому, что токующий глухарь, раздувший свои перья, очень крепок к выстрелу: если целить в зоб, то недостаточно крупная дробь даже отскакивает или же легко ранит птицу. По всем этим причинам, вернее бить в 15—20 шагах от дерева, на котором сидит глухарь, а если он не виден или его загораживают толстые сучки — то лучше обойти его с другой стороны.

Разглядев, где сидит глухарь, и выбрав место, удобное для стрельбы, охотнику остается только выстрелить. Однако и тут требуется немало совсем особой сноровки. Во-первых, надо взводить курки (подскакивают обязательно со спущенными), поднимать ружье и прицеливаться непременно во время скирканья, иногда даже в два приема, т. е. спускать курок уже при следующем стрекотаньи; во-вторых, не опускать ружья после выстрела и не трогаться с места. Это делается с той целью, чтобы в случае промаха можно было бы стрелять в другой раз, зарядив ружье во время следующего токования, так как во время скирканья глухарь уже не обращает внимания на выстрел и не улетает, иногда даже получив легкую рану. Только когда неподалеку токует другой глухарь {обыкновенно расстояние около 100—150 шагов), го лучше стрелять в того, к которому подходишь,— во время «>оя» соседнего, дабы не спугнуть его. Промахи же здесь весьма возможны; с непривычки и в темноте немудрено пропуделять и в гамом близком расстоянии: верности выстрела мешают сучья, слишком торопливый и неверный прицел; кроме того, не надо забывать, что в сумерки (так же, как и при лунном свете) надо менять несколько выше. Глухарь, во время своей «игры», очень крепок на рану и нередко, с брюхом, насквозь простреленным доже из винтовки, улетает из виду — на несколько десятков, более ста шагов и затем еще успевает несколько пробежать по земле, так что найти его без собаки довольно трудно. Поэтому не мешает брать с собою хоть простую дворняжку, приученную искать глухарей и оставлять ее до окончания тока на привязи у ночлега или у проводника.

Что касается ружья, то всего пригоднее для этой охоты мелкокалиберная винтовка, калибра 320, немного более или менее. Кто умеет стрелять пулей, для того винтовка незаменима никаким дробовиком, так как из нее можно, во-первых, стрелять с успехом на расстоянии 100 и более шагов, а, во-вторых, звук выстрела не пугает токующих вблизи самцов. Во всяком случае для глухаря, очень крепкую на рану птицу, особенно в мороз,— необходим очень сильно бьющий крупной дробью дробовик, двухствольный или одноствольный, вроде уточницы, чтобы можно было с уверенностью бить на расстоянии 60 шагов. Очень хороши были для глухариной охоты старинные шведские длинные одностволки. Из двухстволок самые пригодные — ружья (12 или 10 калибра), употребляемые на облавных охотах и на голубиных садках, вообще с сильным и резким боем. Некоторые предпочитают чоки, другие, имеющие ружья цилиндрической сверловки, для усиления боя прибегают к помощи концентраторов. Необходимо только заблаговременно пристрелять ружье и определить каким номером крупной дроби оно лучше стреляет и тщательно заготовить патроны самолично. Обыкновенно бьют глухарей № 1 дроби, но некоторые предпочитают № 0, а другие № 2. Ради большей резкости боя можно несколько убавить заряд дроби против нормы.

Глухарь очень крепок на рану и, целя в зоб или грудь токующему самцу, почти невозможно убить его, если не попадешь в голову: дробь отскакивает от натопорщенных перьев. Поэтому надо метить в бок или в плечо и если такой прицел невозможен, то благоразумнее отскочить несколько шагов в сторону. При выстреле в зад глухарь почти всегда улетает тяжело раненный. Раненого глухаря легко отличить от не раненого: первый летит книзу прямиком и старается лететь чистым местом — просекой, прогалиной и большей частью садится на земле; второй поднимается кверху, летит выше и дальше, садится всегда на дерево и притом выше чем прежде, нередко близ самой верхушки и сидит уже «начеку», т. е. настороже, почти не токуя, так что подойти к нему гораздо труднее. Бывают, впрочем, случаи, что легко раненные садятся на верхушки и продолжают токовать.

Охота на глухариные выводки с собакой

Охота начинается также с половины июля и кончается в первой или второй половине августа. При этой охоте необходима прежде всего хорошая собака, а затем знакомство с местностью и с привычками дичи. Собаку не следует сбивать с раз выбранного ею направления, не должно торопить ее на поиске, водке и стойке. Необходимо смотреть, как ведет собака: в одном ли прямом направлении или кругами, т. е. постоянно возвращаясь на старый свой след. В первом случае надо предоставить собаке полную свободу действовать; во втором ее необходимо торопить, потому что на кругах она идет водкой по следу старого глухаря, которому лень подняться и который старается спутать охотника и собаку, заставляя их несколько раз возвращаться к одному и тому же месту; спутав таким образом, он поднимается вне выстрела. Нужно терпеливо выжидать вылета дичи и всегда держать наготове ружье, на случай внезапного ее вылета. Поднявшуюся дичь следует отпускать на расстояние верного выстрела, но лишь если то позволяет местность; там, где растительность густая и частая, например, в кустарниках и мшарниках, нельзя выжидать, когда птица покажется где-нибудь на прогалине, а нужно стрелять в то место, где слышится хлопанье крыльев взлетающей дичи, хотя бы самой ее и не было видно. Только при этом непременно нужна охотничья сметливость, т. е. охотник должен уметь быстро и верно прицеливаться, быстро и верно определить то место, где происходит хлопанье крыльев, должен знать, какая дичь и на какой вышине взлетает от земли. Не каждый такой выстрел будет удачен, но все же менее шансов пропустить добычу, чем при выжидании ее вылета на чистое место, когда она будет уже вне выстрела.

Не должно позволять собаке гнаться за поднявшейся дичью и бросаться к убитой, потому что выводок поднимается иногда не разом; собака же, бросаясь за дичью, пугает выводок, поднимает его зря, вследствие чего охотник, не приготовившись к выстрелу, делает промахи или отпускает дичь без выстрела.

Не следует также и охотнику торопиться подходить к убитой птице с разряженным ружьем; часто птица бывает только оглушена выстрелом, а с приближением человека приходит в себя и мгновенно улетает. Выпустив заряд, следует прежде всего заменить его новым, а потом идти к добыче.

Осенняя стрельба с подъезда

Такая охота удобна в тех уголках, где проезжие дороги проходят через большие бора или прилегают к опушкам лесов. Она основана на том, что глухари осенью, лишь только тронется лист, любят по утрам и вечерам вылетать на дороги, погулять по ним и поклевать на них песку. Если глухарей не пугать, то они всю ночь остаются на дорогах или вблизи этих мест, особенно там, где прилегают лесные ягодники.

Для этой охоты необходимо выезжать с рассветом, чтобы до восхода солнца быть уже на месте. Нужно шагом, без всякого шума и без собак, ехать по дороге и пристальнее поглядывать на нее и на окружающие деревья. Часто случается, что глухари бегут перед лошадью и дают возможность охотнику остановиться и выстрелить по бегущим. Это бывает преимущественно еще в то время, когда едва начинает светать. Случается, однако, что можно наехать на бегущих глухарей и тогда, когда уже взойдет солнце, но тут они скоро поднимаются и садятся на ближайшие деревья, а если они напуганы — то улетают совсем или садятся далеко и нередко за опушку придорожья, куда нельзя попасть на экипаже и приходится пробираться пешком. Там, где глухарей стреляют таким способом немногие, охота бывает удачна, потому что они привыкают к обыкновенным проезжающим и вовсе их не боятся, так что, пропустив спутников, тотчас снова летят на дорогу и бегают по ней.

Стрельба глухарей на осиннике

Со второй половины августа глухари по зорям начинают вылетать на осинники и есть осиновый лист; вылетают преимущественно молодые, уже перебравшиеся к этой поре в матерое пере; с ними вылетают старые глухарки, но старых петухов на осинниках приходится встречать только в сентябре.

Охота «на осинниках» производится двояким образом. Если в лесу осин мало и они отстоят друг от друга или же группа осин (высоких) отстоит от другой на большое расстояние, то охотник за час или два до заката солнца приходит к известным ему осинам и садится таким образом, чтобы осины были хорошо видны, а ружье достало бы до севших на них глухарей. Особенно прятаться на такой засаде не требуется.

Глухари начинают вылетать, когда солнце опустится за лес, а иногда и несколько ранее, чаще поодиночке, но быстро, один за другим, молодые раньше, старые глухарки позже. Прилетев, глухари с шумом садятся в середину листвы осины и некоторое время, но очень недолго, сидят неподвижно. Если охотник прозевал прилет глухаря и не заметил места, где тот сел, то он отнюдь не должен вставать или ходить, чтобы рассмотреть птицу. Обсидевшийся глухарь вскоре сильно завозится в листве, пойдет по сучьям к крайним веткам, немедленно начиная щипать лист и глотать его; срывая лист, он производит шум, похожий на падение крупных капель дождя, что происходит от обрывания черенков листа; привычное ухо различает это щелканье шагов за триста. Молодые глухари вылетают обыкновенно молча, но старые глухарки с клохтаньем.

Заметя сидящего глухаря, охотник немедленно в него стреляет и быстро подбирает убитого, или, лучше, не сходя с места, заряжает ружье. За первым летят, один за другим, следующие — и охота продолжается до темноты. Случается, во второй половине августа таким образом перебить, не сходя с места, целый выводок, который не был разбит и держался поэтому еще вместе. Если охотник не успел выстрелить по одному глухарю и в это время их вылетело несколько, то он должен дать обсидеться всем и стрелять, когда все зашевелятся, стреляя сначала в сидящих ниже. Напуганные глухари не улетают от выстрелов, но после каждого затаиваются.

Второй способ охоты «на осиннике» применяется в местностях, где осинник рассеян на большом пространстве; он состоит в том, что охотник ходит по осиннику, прислушиваясь к шумной садке глухарей в листву, а позднее к щелканью обрываемого листа. Услыша глухаря, охотник тихонько к нему подбирается и, высмотрев, стреляет. Этот второй способ гораздо занимательнее первого, но высмотреть глухаря с подхода несравненно труднее, тем более, что он затаивается, если заслышит или увидит человека; слетает же с осины он всегда крайне неохотно.
Стрелять глухарей на этой охоте лучше всего первым или вторым номером дроби.

Охота на глухарей по лиственницам

Эта охота практикуется в северо-восточной России, в Уральских горах и в Сибири, и представляет много сходства с вышеописанной. В конце августа или в начале сентября, после первых холодных утренников, хвои лиственницы «закисают» и с этого времени служат здесь главной пищей глухого тетерева, вплоть до первых чисел октября, когда хвоя желтеет и опадает.

Первое время глухари садятся на лиственницу только при восходе и закате солнца и сидят час или полтора, почему настоящая охота начинается с половины сентября, когда глухари сидят с 3 часов утра до десяти, и с пяти вечера до ночи (вообще утром перед восходом, после полудня — часа за три до заката), а в конце сентября — и целый день. Удача охоты много зависит от погоды: в ясные и ветреные дни птица очень строга и плохо подпускает: напротив, в пасмурный, прохладный и немного дождливый день птица смирна, сидит долее и подпускает ближе.

Охоту производят двумя способами: с собакой (лайкой) или скрадом, без собаки. Собака должна отыскивать птицу верхним чутьем; та же, которая отыскивает ее по «поеди», т. е. по хвое, роняемой глухарем во время еды, ценится не особенно высоко, а лающая очень громко и часто, тем более скачущая на дерево, никуда не годится. Найдя глухаря, она начинает лаять; глухарь сосредоточивает на ней все свое внимание, опускает вниз голову и тэкает, как будто сердится и дразнит собаку. Охотнику нетрудно подойти к нему сажень на 30 или даже ближе, так что он может убить его из винтовки. В случае промаха, можно спокойно зарядить снова ружье: молодой глухарь не боится выстрела и случается, в особенности если стреляешь в непуганую птицу, сделать в нее до десяти и более выстрелов. Пролетит пуля близко над головой, она ложится как бы оглушенная на сук, и по ней можно стрелять несколько раз. Но если пуля обнизит, то она обыкновенно снимается. Иногда после выстрела глухарь побежит по сучку, перескочит на другой и только, когда увидит охотника или услышит слишком подозрительный шум, перемещается на другое дерево; впрочем, редко летит далее одной версты. Переместившись, глухарь делается уже осторожнее. Следует заметить, что глухарка очень недолго выдерживает лай собаки, а потому на лиственнице, как и на осинах, большей частью приходится убивать одних самцов.

Охота без собаки гораздо затруднительнее. Охотник должен сам высматривать дичь, что, несмотря на значительную величину птицы, очень трудно, ибо глухарь весьма искусно прячется между толстыми сучками дерева, да и расстояние громадно. Еще труднее увидать глухарку, особенно когда она сидит близко у ствола дерева. Подкрадываться нужно осторожнее, иначе рискуешь спугнуть птицу. Ранним утром, впрочем, глухари нередко токуют на лиственницах (тоже на осиннике в средней и северной России), и тогда к ним можно подскочить на выстрел из дробовика, как и весной.

Источник: Журнал "Сибирский охотник"
МЦ 21-12, ИЖ 27М, ИЖ 43, МР 133С. ИЖ-81, Вепрь 308У, БМВ Х5 (Е70), УАЗ 31512.
Жестокость-это черта характера добрых людей, она возникает когда об твою доброту начинают вытирать ноги.
Аватара пользователя
Орлов Александр
Модератор
 
Сообщения: 8858
Зарегистрирован: 03 сен 2011, 06:59
Откуда: РОССИЯ г.Вологда
Благодарил (а): 1092 раз.
Поблагодарили: 1450 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#134

Сообщение Орлов Александр » 27 мар 2015, 14:33

Охота на тетерева (по Сабанееву)

Стрельба тетеревов из ямок

Эта охота основана на зимней привычке тетеревов ночевать и даже проводить часть дня под снегом и особенно распространена в Сибири. Покуда снег еще не глубок (менее полуаршина), тетерева ночуют в чаще, стараясь забиться под куст, кочку и т. п. места, не занесенные снегом; но затем, когда начнутся сильные морозы и метели, в средней полосе обыкновенно не ранее как в декабре, они уже отдыхают днем и ночуют в сугробах, на опушках, в логах и овражках. Чаще всего места ночевки встречаются на свежих сечах, по большим лесным полянам, покрытым некосью, по лесным болотам и логам, так-же по опушкам больших лесов (лиственных) или в редких кустарниках и кочках вблизи крупного леса. Каждая стая имеет два-три и более излюбленных мест для ночлега и ночует на них из года в год. В каждом месте тетерева проводят от двух до десяти ночей, смотря по тому, будут ли на нем потревожены.

В конце зимы, как только начнутся черенки и насты тетерева выбирают для ночлега более рыхлый снег в лесной чаще или забираются под кусты, и охота за ними становится более затруднительной. Отсюда следует, что самое удобное время для стрельбы из ямок — середина зимы, когда подъезд на санях становится уже затруднительным. Понятно также, почему в средних губерниях, где снега никогда не бывают так глубоки, как в северных и восточных губерниях Европейской части России и в большей части Сибири — стрельба из ямок почти вовсе не известна и возможна не каждую зиму. В западной России тетерева почти никогда не ночуют в снегу.

Обыкновенно тетерева, наевшись березовой почки и сережки, стремительно бросаются вниз; каждая птица, пробив снег до самой земли, делает на нем так называемую ямку (местами — «лунку») и, продвинувшись несколько вперед, пробивает головкой отверстие для прохода воздуха. Каждая ямка отстоит на несколько шагов (до 10—20) от другой, но вся стая размещается на отдых или ночлег на значительном пространстве. Свежая ямка всегда одиночна, имеет продолговатую форму с несколько рассыпавшимся впереди снегом (осыпью). Если же на расстоянии полуаршина (или 10 вершков) от каждой лунки находится другая, то это означает, что птицы уже покинули свое убежище. Опытный глаз еще издали отличает свежие лунки, без вылетного отверстия, от старых, но все-таки, если долго не было пороши, старые норы часто сбивают.

Зная приблизительно место кормежки тетеревов, нетрудно по свежесломаным веточкам и шелухе березовых почек разыскать ямки, тем более что (среди зимы) эти ямки видны за несколько десятков сажен. Обыкновенно охотник ездит в санях или ходит на лыжах по опушкам, полянам и в редколесье и высматривает птиц или признаки их недавнего пребывания. Еще лучше предварительно найти стаю и следить за нею, покуда птицы не слетят в снег. Охотник, выждав несколько времени (до часу), подъезжает на санях к замеченному месту, насколько это возможно (сажен за 200), затем становится на лыжи и подходит к нему, держа ружье наготове и взведя курки. Если снег не очень глубок, то гораздо удобнее сходить с лыж, под которыми снег, если он не рыхл, очень хрустит и спугивает птицу. Нередко, если позволяет глубина снега, охоту эту соединяют с подъездом, хотя в сильные морозы тетерева укрываются в снегу и среди дня, после утренней кормежки. Перед самыми сумерками тетерева уже спят и, не слыша приближения охотника, подпускают его почти вплотную и вылетают не сразу всем стадом, а поодиночке.

Всего лучше подходить к ямкам против ветра, так как птицам тогда не так слышно приближение охотника. Кроме того, чем глубже снег, тем в большей безопасности они себя считают и тем неохотнее расстаются со своим убежищем, особенно в пасмурные серые дни. При таких условиях можно сделать из ружья, заряжающегося с казенной части, до 6—10 выстрелов, не сходя с места. К тому же приходится стрелять обыкновенно на сравнительно открытом месте. Шомпольные ружья поэтому здесь так же неудобны, как для стрельбы на чучела, и вообще как для всякой кратковременной охоты, главное условие успеха которой заключается в быстроте заряжания. Весьма важно поэтому, чтобы охотник был одет насколько можно легче. Так как тетеревов приходится бить здесь влет, а, следовательно, перо не прилегает так плотно к телу, как у сидячих, то птица гораздо слабее на рану, чем при стрельбе с подъезда, а потому достаточно № 4 дроби.

В феврале, с началом оттепелей, тетерева начинают уже садиться в снег по чащам, где снег рыхлее, чем на открытых местах, или прячутся под кусты, в чащах. Но если наста нет, а снегу много, особенно после порош, что, к сожалению, бывает редко, то в феврале охота на тетерева еще удобнее, чем в январе, — по той причине, что они, привыкнув ложиться спать очень рано, спускаются на ночлег совсем засветло и иногда можно успеть побывать на двух ночевках.

Таким же образом можно стрелять зимой и куропаток, которые также ночуют в снегу, но, как кажется, еще никто не пробовал этой охоты, по крайней мере о ней еще до сих пор нигде не сообщалось.

Ночная стрельба тетеревов

В Западной Сибири существует довольно оригинальный способ зимней охоты на тетеревов — ночью, при лунном свете или с огнем. Это та же стрельба из ямок, с тем отличием, что она производится очень поздно — при сильном лунном свете или, напротив, в самую темную ночь — с искусственным освещением. Охота эта, следовательно, служит как бы дополнением предыдущей и многие охотятся сначала засветло, а затем едут к другой ночевке и стреляют уже с огнем или выжидают восхода луны. В последнем случае необходима совершенно ясная ночь и полнолуние. Лунки высматриваются заранее, и подходят к ним так, чтобы луна светила сзади. Для охоты с огнем, напротив, выбираются самые темные ночи и необходимо быть вдвоем: один светит, другой стреляет. Для освещения употребляют факелы из просаленной или просмоленной пакли, навернутой на сухую палку, аршина в два длины, или сосновые, еловые шишки (также так называемое смолье, т. е. смолистые и сухие щепки от пней) на сковороде с железной ручкой. Не следует светить очень высоко, а лучше держать луч на высоте пояса. Охотник, дойдя до ближайшей лунки, вытаптывает тетерева, который, попав в освещенное пространство, спросонок, несколько секунд не может опомниться и кружится на одном месте, в нескольких шагах от людей. Сибирские промышленники поэтому весьма удачно ловят вылетающих тетеревов большими сачками на длинных рукоятках. Так, как стрелять приходится на самом близком расстоянии, то весной полезно, даже необходимо, чтобы не разбить птицу вдребезги, несколько уменьшить заряд пороха, а в особенности дроби.

Охота весной с подхода

Охота эта начинается еще по насту, в марте, когда косачи, только что выбравшись из крепей, станут вылетать на опушку, прислушиваясь к еще тихому и отрывистому бормотанью старого токовика — вожака стаи. Нередко бывает, что стадо косачей, особенно небольшое, совсем разбивается, и тетерева сидят на деревьях в значительном отдалении друг от друга — условие, весьма благоприятствующее их скрадыванию. В это время снег уже осел, ночью подмерзает, покрывается настом, легко выдерживающим, иногда до полудня, человека. Это самое удобное время для первой весенней охоты — с подхода. Вся суть ее заключается в том, чтобы, завидев одного или нескольких косачей, сидящих на березах, подойти к ним незамеченным на расстояние ружейного выстрела.

Отсюда следует, что она возможна только, когда достаточно рассвело и тетеревов видно издалека; в противном случае необходимо заметить заранее, куда вылетают по утрам тетерева. Подкрадываясь, не следует ни на минуту выходить на открытое место, а всегда быть за каким-либо закрытием. Как только косачи станут токовать в одиночку, можно начинать подход, причем стараются подвигаться только в то время, когда косач бормочет. Так как очень редко удается подойти к тетереву на близкое расстояние, то необходимо стрелять их из ружья с сильным и резким боем, и крупной дробью, из первых номеров. Еще лучше бить косачей из малопульной винтовки.

Стрельба на току из шалаша

Охота эта начинается в средней полосе России не ранее первых чисел апреля, но самое лучшее время — последняя половина апреля и начало мая. Токовище следует выбирать не слишком обнаженное, но и не слишком заросшее. В первом случае можно прибавить несколько кустиков и деревьев, т. е. сделать присаду; во втором — вырубить лишние кусты и деревья, мешающие стрельбе. Самое пригодное место — это, когда на току растет несколько: два, можно четыре, невысоких дерева, не выше трех-четырех сажен, а затем все остальное пространство покрыто очень мелкими и редкими березками или, что бывает чаще, кустиками. Тогда под деревом или между двумя деревьями, расположенными близ центра тока, очень удобно устроить себе незаметное убежище и стрелять во все стороны. Шалаши следует устраивать заранее, за несколько дней, даже за неделю до тока — всего лучше еще в марте, как только обозначится центр тока. Устройство шалаша очень просто, но он должен согласовываться с местностью. Там, где нет елочек, следует вовсе избегать их и ограничиваться сподручным материалом. Чем меньше шалаш, тем лучше; чтобы удобнее было сидеть охотнику, в шалаше хорошо выкопать яму для ног. Всего лучше составлять остов шалаша из шести — восьми березок, заостренные и значительно укороченные вершины которых втыкаются в заранее приготовленные отверстия в еще не совсем оттаявшей земле," а комли связываются вместе бечевкой. Вышина шалаша не должна превышать роста охотника, а при яме может быть и менее. Верх почти вовсе не стоит забирать, как при осенней охоте на чучела; напротив, следует обращать более внимания на основание и делать его более частым, тщательно переплетая сучками, на что можно употреблять нижние ветви деревьев и кустов, мешающие стрельбе.

В шалаш следует садиться по крайней мере за полчаса до прилета токовика. Всего лучше приходить в шалаш поздним вечером или ночью и в нем дожидаться рассвета. Охотник должен быть одет тепло, например в полушубок, и брать с собой что-нибудь для подстилки на землю, чтобы удобнее было поджидать прилета косачей. Первым является токовик, но его бить не следует, так как если он будет убит, то ток может совсем расстроиться. Тетерева слетаются на токовище очень рано, иногда совсем затемно, но стрелять следует тогда, когда можно будет разглядеть целик на ружье, — иначе очень много будет промахов. Дробь для этой стрельбы всего пригоднее № 4—5. До окончания стрельбы выходить из шалаша не следует. Ни в каком случае не следует посещать один и тот же ток более двух утр подряд. Всего лучше стрелять на нем сначала через день, потом через два, три и даже более, но вообще на редком току охота бывает удачна и по третьему разу. Если ток очень велик и делится на подточия, находящиеся в некотором отдалении от него, то полезно накануне эти подточия потревожить, так как тогда больше косачей прилетает на главный ток.

Охота на тетеревов с лодки


Производится она в половодье по большим разливам на небольших легких челноках, называемых подъездками. Подъездки эти делаются из цельного осинового ствола, который выдалбливается и затем плоско разводится с помощью огня. На них редко может поместиться более трех человек, но они, несмотря на опасность во время сильного ветра, имеют то преимущество перед лодками, что на них можно проехать почти всюду, за исключением самой густой чащи: Местами, впрочем, этим челнокам предпочитают легкие, дощаники, которые гораздо устойчивее и безопаснее.

Обыкновенно ездят вдвоем: один стреляет, другой гребет одним веслом, но на всякий случай имеет также ружье. Заметив места, где садятся токующие тетерева, рано утром, чуть свет, охотники едут к замеченному месту. Приближаясь к стае, надо держаться опушки. Косачи садятся на высокие, еще не одетые березы, особенно осины, на которых они кормятся весной. Стая рассиживается обычно по разным деревьям; редко можно заметить двух"или трех косачей на одном дереве, особенно рано утром — и большей частью сидят они ближе к вершине. Токовики, наоборот, почти всегда занимают самые низкие сучья, почти над водой. Очень молодые косачи сидят более поодаль, выше и кучнее, — и они же первые выказывают беспокойство при приближении плывущей лодки — начинают скиркать, переминаться, ходить по сучьям, вытягиваться и приседать, как бы собираясь улететь. Тогда уже медлить нечего и необходимо стрелять ближайших, иначе все стадо снимется и хотя переместится недалеко, но редко подпустит на такое расстояние, как в первый, раз.

На лодке тетерева подпускают ближе, чем на лошади. Чем выше и дольше стоит разлив, тем легче подъезд с лодки и тем более можно застрелить тетеревов. Вообще тетерева весьма охотно токуют по разливам, у самой воды, лишь бы она не имела быстрого течения, так как они боятся шума.

Стрельба косачей на току с подхода

Во многих местностях косачи не собираются в большие тока, а бормочат поодиночке или слетаются в малом количестве — пара или две. Строить шалаши на таких немногочисленных токах не стоит, тем более там, где вылетает один или два тетерева. Но в таких местностях косачи все-таки доступны охотнику и при навыке, который приобретается практикой, он может в хорошее утро убить пару, а то и две самцов.

Для удачной охоты надо быть на месте еще задолго до начала рассвета и всего лучше, если местность, где токуют тетерева, не близко, — отправиться туда с вечера и переночевать у разведенного костра.

Охота начинается с раннего утра, задолго до восхода солнца, как только косачи начнут чуфыкать. Подойдя к токующему самцу на несколько сот шагов, охотник начинает подманивать его подражая чуфыканью самца, а позднее — во второй половине апреля — голосу самки. Одиночно токующий тетерев нередко бормочет в чаще, в середине мелколесья, выбирая своим пребыванием какую-нибудь кочку на небольшой лужайке, иногда даже тропинках, по которым и бегает, отыскивая откликающегося противника или манящую его тетерку. Охотник, подойдя к нему на возможно близкое расстояние, выходит на дорожку или небольшую прогалинку, на которых ему можно было бы увидеть бегущего косача, выбирает себе куст можжевельника, тальника, еще лучше развесистую елочку, и, притаившись за ними, начинает манить, как сказано выше. Чем яровитее токует косач, чем далее от него бормочет ближайший сосед и чем менее тетерок в лесу, тем более вероятности, что косач прибежит на манку. Манить надо осторожно, умело, иначе опытный косач только перекликается. Такую осторожную птицу лучше бросить и искать другую. Не следует чуфыкать или подражать голосу тетерки чересчур часто, но достаточно повторить эти звуки раза два-три, затем надо подождать, пока косач ответит в свою очередь чуфыканьем. Если манка верна, то через 10—15 минут самец бежит на голос, а иногда даже летит низом и, сев на землю, сначала в кусты, вообще в закрытое место, начинает чуфыкать. Если птица близко, охотник уже не должен откликаться, иначе тетерев часто подбегает к нему незамеченным и увидя — улетает. Иногда полезно бывает выставлять чучело, но не более одного и притом на земле — на тропинке или лужайке.

При некоторой сноровке и благоприятной для подхода местности можно скрадывать токующего в одиночку косача. Открытые места при этом приходится переползать, что не особенно удобно.

Подкрадываться можно только в то время, когда косач чуфыкает, так как в это время он закрывает глаза. Костюм охотника также не должен быть темным или очень ярким, вообще резко отличаться от окружающих предметов.

В большинстве случаев нет надобности стрелять сидячих или бегущих тетеревов и гораздо удобнее и надежнее бить их влет. Дробь тогда употребляют № 4—5.

Охота на тетеревиные выводки с собакой

Прежде всего надо знать, где искать выводки. Самое лучшее — предварительно разузнать, где есть поблизости гари и сечи, и где всего больше ягоды и какой именно. Июльская охота без исключения производится только в ягодниках. Первое время тетеревята держатся в более или менее открытых местностях с густой и высокой травой. Покосы около опушек с редкими кустами, лесные более или менее обширные поляны, самые открытые места сеч и гарей, иногда даже болотистые луга, поросшие лозняком и тальником, но все-таки примыкающие к лесу или сплошному кустарнику — вот где первоначальное пребывание выводков. Вообще выводки размещаются поблизости токов, именно там, где были замечаемы одиночные косачи, разлетевшиеся с тока или здесь токовавшие в одиночку.

Определять близость выводка можно рано утром (еще в июне) по спутанной траве и нахождению тетеревиного помета. С началом сенокоса в лесных пустошах, тетеревиные выводки постепенно выбираются из покосов и переселяются в соседние, еще не скошенные, пожни или ближе к опушке леса, а иногда перекочевывают и в крупный лес. Со второй половины июля выводки держатся более крупного и чистого леса и, будучи спугнуты, садятся на деревья. В августе выводки снова выбираются из лесу к опушкам, ближе к полям, особенно к овсу и гречихе, реже гороху, а там, где нет их поблизости, т. е. в очень лесных местностях, нередко перекочевывают из лиственных в смешанные и хвойные леса, где кормятся брусникой. Начиная с восхода до 9—10 часов утра, затем до 4 часов пополудни, выводок всегда почти уже можно застать на кормежке, всегда в сравнительно более открытых местностях, а, следовательно, и более удобных для охоты. Лучше всего приноравливать начало охоты к тому времени, как роса уже начнет высыхать, так как и довольно крупные тетеревята не любят мокроты. На ночлег выводки уходят тем раньше, чем роса сильнее. Вообще на сильную росу тетеревята выходят кормиться, где повыше, лес почаще, а следовательно, и суше. В дождливое время выводки выбираются на более открытые места, на самый край опушки.


Когда охотятся за выводками, надо стараться идти краем опушки, а собаку направлять в более открытые места, т. е. туда, где ожидаются тетеревята. Это обстоятельство имеет особенную важность, когда собака ищет около чащи, так как тогда выводок, заслышав поиск собаки, нередко успевает добежать до крепи, а здесь стрельба уже неудобна. Вообще, как только собака, почуяв свежие следы, начнет искать, необходимо сдерживать ее и дать время разбежаться выводку; через это достигается то, что выводок не поднимется весь вдруг, а тетеревята вскакивают по одному, по два. Еще лучше, как только собака остановится и сделает стойку, отозвать ее, отойти шагов на 50 в сторону и снова пустить по следу минут через 10; тем временем, тетеревята часто разбегаются врозь и затем поднимаются поодиночке. В большинстве случаев, особенно при мелком выводке, первой поднимается старка, которая обыкновенно начинает отводить собаку, почему последнюю необходимо отозвать и направить куда следует. Охота на тетеревиные выводки обыкновенно прекращается в последних числах августа, когда молодые самцы оденутся в черное перо.


Промышленники и даже многие охотники, найдя тетеревиный выводок, прежде всего убивают матку, на том основании, что она уведет молодых, — а затем уже подманивают последних. Такое убийство недостойно настоящего охотника, тем более, что в сущности бесцельно и можно перебрать почти весь выводок, не убивая матки, если не торопиться и быть внимательнее. После выстрела надо подождать, пока матка не соберет выводок, минут 10—15 и тогда идти туда. Некоторые ухитряются иногда перебрать весь выводок, не увивая матки, даже без собаки. Для этого, подняв выводок, непременно стреляют, чтобы разбить его; затем замечают место, откуда он поднялся, и отходят шагов на 100— 150, как можно шумнее постукивая и посвистывая. Тетерка, убедившись в удалении человека, обыкновенно бежит на старое место и начинает скликать тетеревят. По прошествии некоторого времени идут туда и сгоняют выводок. Так повторяют иногда несколько раз и почти на одном и том же месте. Впрочем, очень напуганный выводок становится осторожным и матка начинает собирать молодых молча, подходя к каждому из отзывающихся, которые глуше посвистывают. Вообще, если есть поблизости другой выводок, то выгоднее оставить первый, из которого уже взяты две-три штуки, до следующего дня; выводок, поднятый два-три раза, лучше оставить в покое, так как он становится осторожнее, поднимается разом и надолго затаивается.

Весьма важное значение на тетеревиной охоте имеет поиск собаки и манера подводки. Быстрый и шумный поиск, в особенности же быстрая подводка — крайне неудобны, так как птица, успевающая обыкновенно во время первой стойки несколько отбежать, поднимается далеко. При тихой подводке выводок большей частью разбегается и залегает каждый отдельно. Настоящая подводка по тетеревам — когда собака крадется как кошка, осторожно переступая через сучья, так как охотник всегда успевает выбрать удобное место для стрельбы, заходит куда надо и тогда уже посылает собаку вперед — поднять птицу. При быстрой же подводке необходимо, как сказано, отзывать собаку со стойки. Впрочем, для того чтобы выводок поднялся не сразу и разбежался, достаточно бывает также подойти к остановившейся собаке и сдержать ее, громко с ней разговаривая: тетеревята боятся человеческого голоса и обыкновенно разбегаются в стороны и затем начинают подниматься поодиночке.

Стрельба линяющих косачей

В конце мая косачи повсеместно кончают токование и удаляются в крепи для линьки. Когда поспеют ягоды (земляника), к концу июня, они мало-помалу начинают выбираться из чащи и глубины леса на опушки и сечи. Впрочем, находить их можно наверняка только ранним утром и после полудня, так как они кормятся часов с трех дня всю ночь до раннего утра, часов до шести (в июле), а днем сидят в чаще. Выходят они на жировку пешком и любят бегать по лесным тропинкам, на которых часто можно найти их перья и судить о их близости. На ягодниках косачи держатся весь июль и даже часть августа, до созревания яровых хлебов, куда потом перебираются. Всего более они, кажется, любят гречиху.

Охота на косачей, особенно когда они еще не вылиняли, довольно затруднительна, так как они очень вороваты, неохотно поднимаются на крылья и всегда стараются убежать в чащу. Здесь требуется опытная и чутьистая собака, которая бы не стала разбирать следы, а сразу обнаружила косача и заставила его взлететь. Всего лучше заставлять ее идти от крепкого места, чтобы отрезать птице путь к отступлению. Стрелять косачей летом довольно трудно, потому что они не поднимаются выше кустарников и вообще стараются лететь низом.

Осенняя охота с легавой

Во второй половине августа (в средней полосе) молодые тетерева выцветают, у молодых чернышей начинают отрастать косицы, старые косачи окончательно вылинивают и все держатся преимущественно по брусничникам или возле них по опушкам, а там, где брусничников нет, — около яровых полей. Это время, вплоть до середины сентября, едва ли не луч шее для стрельбы тетеревов из-под легавой. Хотя они и не выдерживают стойки в упор и часто бегут перед собакой, но, вопреки мнению большинства охотников, охота может быть весьма добычлива, а так как стрелять приходится в взматеревшую птицу, то и много интереснее.

Главнейшее условие для удачной охоты по осенним тетеревам — это вежливая и умная легавая собака, которая бы искала не галопом, а рысью, иногда даже, по приказанию охотника, шагом. Всего пригоднее для этой цели французские или немецкие легаши, отчасти сеттера, особенно гордоны, но никак не пойнтера, которые, за немногими исключениями, при чересчур быстром и трудно умеряемом поиске, редко подходят тихо к причуянной дичи, как бы скрадывая ее, т. е. почти не имеют так называемой потяжки, которая, для охоты на строгую, близко не подпускающую дичь, важнее самой крепкой стойки.

Как только собака почуяла тетеревов, — все равно след ли их или самих — верхом, так она должна сделать стойку и, когда охотник к ней подошел, медленно, осторожно, не иначе как тихим шагом, вести к птице; хорошо, если она часто останавливается и идет дальше, только получив на то приказание. Охотник, в свою очередь, должен следовать за ней как можно осторожнее, не делая никакого шума, отнюдь не позволяя себе кричать на собаку и звать ее свистом. Если же условия эти не соблюдены и собака позволит себе резкие движения, прыжок или галоп, когда временно потеряла направление, то тетерева поднимаются далеко вне выстрела. В противном же случае они всегда подпускают на расстояние среднего выстрела, а так как выводок в это время редко держится кучей, то большей частью приходится стрелять по нескольким птицам, а, случается, что охотник берет весь выводок. Если же тетерева держатся близко друг от друга, о чем можно догадаться по манере причуивания их собакой, то следует еще более умерять ее поиск и выдерживать ее на стойках. Тогда выводок начинает бежать, что и требуется, так как кучей бежит он только несколько сажен, а затем рассыпается в разные стороны. Позднее, в сентябре, выводки соединяются, к ним пристают старые косачи и холостые тетерки и охота может быть еще удачнее.

Стрельба в это время по тетеревам вовсе не так трудна, как это считается большинством охотников, но, конечно, труднее, чем в июле, когда тетеревята летят тише и хуже коростеля. Стрелять обыкновенно приходится в лесу. Но тетерев в это время сразу, свечкой, поднимается выше леса и уже потом летит над ним, а бить над лесом и лесом почти всегда мелким, дело вовсе нехитрое. Взлетает тетерев от охотника всегда на выстрел: в августе на 20—30 шагов, позднее — на 30—40 и надо, чтобы ружье било сильно и кучно, так как они уже крепки на рану. Лучше всего бить их в августе № 5, позднее же № 4. Охотятся таким образом, при благоприятной погоде, до октября, в августе преимущественно по утрам и после полудня; когда станет холодно, то среди дня.

Стрельба тетеревов на чучела из шалаша

Охота эта начинается во второй половине сентября или в начале октября, когда тетерева соберутся в большие стаи и начнут садиться «на лес» — и кончается, когда выпадет глубокий снег и начнутся сильные морозы. Вообще при неурожае ягод тетерева вылетают «на мочку» ранее обыкновенного.

Первое условие удачи охоты на чучела — правильный выбор места для шалаша или шалашей, которые необходимо устраивать (заблаговременно) именно там, где всего чаще присаживаются тетерева на пути перелета с ночлега (большей частью болото в лесу) на жировку (сначала на жнива и озими, хлебные клади, где хлеб не свозится на гумна, позднее на березняк) и обратно. Лучше всего ставить шалаш на опушке крупного березняка, выдавшегося мысом в поле, на островках среди поля и на перелесках между пашнями, вообще в редком лесу и между самыми высокими деревьями (на которые тетерева присаживаются всего охотнее), под или между двумя рядом стоящими, несколькими деревьями. Если же шалашей несколько, то они должны быть по крайней мере на расстоянии двойного ружейного выстрела. В смешанном лесу делают шалаш из елочек, в лиственном — из березок, обыкновенной конической формы, вышиной до сажени, так, чтобы можно было стрелять в нем стоя; если же в центре шалаша выкопать аршинную яму (что не всегда возможно), то шалаш может быть гораздо ниже, следовательно, менее заметен, и сидеть в нем гораздо удобнее. Много наваливать ветвей не следует, а только хорошенько забирают верхушку шалаша в бок, обращенный к тем деревьям, на которых, по предположениям, будет садиться большинство тетеревов.

Чучела, служащие приманкой для пролетающих мимо тетеревов, делаются из различного материала: из шкурки тетерева, из папье-маше или дерева, наконец, шьются из сукна. Первые чучела очень непрочны и, если не поставлены против ветра, то очень ерошатся; вторые надо покупать в магазинах; деревянные тяжелы и безобразны; суконные же самые удобные и долговечные.

Делаются они следующим образом: из нового, немоченого, черного (чучела тетёрок, как менее заметные издали, малоупотребительны) сукна тщательно вырезается выкройка, т. е. две половинки, имеющие форму косача без хвоста; половинки эти сшиваются, затем выворачиваются и образовавшийся кривой мешок тщательно набивается сеном или паклей (иногда намотанной на проволоку) через отверстие, оставленное в брюхе незашитым. Отверстие это обшивается внутри кожей, к которой привязывается прочная бечевка; иногда в него вставляется обыкновенный жестяной патрон (без перегородки). К голове пришивается настоящий тетеревиный клюв; вместо глаз вставляются черные бусины; над глазами пришиваются полоски красного сукна или кумача (брови), а к концу туловища — косачиный хвост. Чучело не должно иметь ни слишком горизонтально, ни слишком вертикально вытянутой и очень длинной шеи.

Чучела выставляются на деревьях на длинных (сажени в две) и прямых жердях — подчучельниках, верхушка которых заострена, а комель расколот топором вершков на 10— 12. Чучело надевается на тонкий конец и прикрепляется к нему бечевкой (чтобы не сваливалось и чтобы его не могли утащить ястреба и другие хищники); затем подчучельник закрепляется на одном из средних сучьев дерева, вблизи шалаша, так, чтобы чучело находилось как можно ближе к верхушке (но, однако, не выше ее и не вне сучьев) и стояло бы правильно, хвостом вниз, головой кверху, не опрокинувшись в какую-либо сторону и головой против ветра; в безветренную же погоду утром — на восток, вечером — на запад. Количество чучел может быть весьма различно, но обыкновенно бывает достаточно трех-четырех. Лучше всего, особенно в начале осени, когда тетерева близко не подсаживаются, выставлять чучела на тех деревьях или с топ стороны, где стрелять всего неудобнее. Чаще ставят чучела со всех сторон шалаша. Присадистые деревья лучше определяют заранее пробным загоном. Если шалаш находится близ жнива, то осенью до снега весьма полезно, кроме того, выставлять одно - два чучела на жнивье.

Перед тем как охотнику залезать в шалаш, ему следует оглядеться, проверить число шагов от шалаша до ближних деревьев и запомнить, на каких стоят чучела, чтобы не принять их потом за тетеревов и наоборот. Затем он обрубает в шалаше все торчащие внутрь ветви, проделывает в нем где нужно окошечки и, также ориентировавшись здесь, начинает ждать тетеревов, причем может даже, если холодно, развести в шалаше небольшой огонь (тетерева легкого дыма не боятся).

Если место выбрано очень удачно, то тетерева подсаживаются к чучелам без помощи загонщиков; но без помощников можно застрелить много птицы только в том случае, если накануне вечером охотник заметил место (болото), куда спустилась стая на ночевку, и ночью спугнул их при помощи легавой или дворняжек. Тетерева разлетаются в разные стороны, ночуют где придется, а утром, увидев чучела (шалаш лучше ставить в этом случае близ места обычного ночлега), подлетают к ним поодиночке, а не всей стаей. В большинстве же случаев охотятся на чучела с одним или двумя (редко тремя) загонщиками — пешими (позднее на лыжах) или верховыми. Загонщик должен быть настолько хорошо знаком с местностью, чтобы знать, где искать тетеревов, — осторожно подганивать их в известном направлении и не давать им наедаться (чтобы долее летали). Найдя стаю, загонщик, делая большой круг, обходит (или объезжает) ее с противоположной от шалаша стороны и, слегка постукивая о деревья и изредка покрикивая, направляется к птицам (к самой дальней), тихонько, но не крадучись. Едва птицы насторожатся и вытянут шеи, загонщик приостанавливается, а если хоть один полетел к шалашу, то даже отходит в сторону, не теряя, однако, птиц из виду. Вскоре один за другим слетят и все остальные, и полетят вслед за первым. Обязанность другого загонщика перенимать птицу; пролетевшую мимо шалаша или слетевшую с присады от выстрела, и гнать ее обратно. Хороший загонщик может успешно подгонять даже тетеревов, подсевших к шалашу вне выстрела.

Охота на чучела производится утром с рассветом, продолжается до 9—10 часов, затем после полудня с трех, позднее с двух часов, почти до заката. Вечерняя охота обыкновенно бывает удачнее первой, так как тетерева сыты и охотнее летают и садятся на деревья; кроме того, глубокой осенью утром очень холодно, а с восходом солнца зачастую поднимается сильный ветер, в который тетерева плохо садятся на деревья. Всего удачнее бывает охота в тихую, ясную и не очень морозную погоду; в туман и сильный иней тетерева очень смирны, но далеко не так охотно подсаживаются 1г чучелам. В морозную и тихую погоду стая делает обыкновенно очень короткие перелеты. В теплый же и ветреный день перелеты достигают двух и более верст. Перед хорошей погодой тетерева садятся на самые вершинки берез, а перед дождем или метелью в полдерева или даже падают прямо на землю. При тихой и теплой погоде садятся охотнее на самые крайние деревья; при тихой морозной — несколько отступя от опушки; при небольшом ветре — с подветренной стороны; в мороз — в чаще. В теплую ветреную погоду, а также в метель тетерева не идут на чучела, летают высоко и улетают далеко.

На этой охоте необходимо иметь или центральное ружье, или две пистонные двухстволки: тетерева садятся один за другим, так что время очень дорого. Дробь должна быть не мельче 4-го номера; заряды должны быть настоящие и приготовлены как можно аккуратнее; притом надо стараться целиться в бок и избегать выстрелов в зоб. Кто хорошо стреляет пулей, тому удобнее бить птицу из винтовки (тоже казнозарядной, лучше всего калибра 320, т. е. три линии и две точки), так как выстрел из нее не так пугает тетеревов и достает их на гораздо большем расстоянии. Если стая не напугана, не очень велика и в ней много молодых, то нередко удается, не только из винтовки, но и из .дробовика стрелять сначала в тетеревов, усевшихся внизу, потом в верхних —и убить таким образом несколько штук, прежде чем улетят остальные. Убитых птиц всегда подбирают по окончании охоты, тщательно, однако, замечая, куда упали подстрелянные (наблюдение за ними входит в круг обязанностей загонщиков). Весьма полезно брать с собой (в шалаш) вежливую собаку для отыскивания убитых и подраненных, лучше лайку или дворняжку, так как легавая, не прикрытая чем-нибудь теплым, без движения очень зябнет. Искать подбитых надо около пней, в кустах и хворосте.

Охота на тетеревов с лайкой

Осенняя охота с лайкой, как и охота на чучела, начинается обыкновенно с первых чисел сентября. Спустив собаку со сворки, охотник входит в лес и, время от времени посвистывая, идет (или едет верхом, даже в тележке) опушкой или лесными дорожками. Лайка (или несколько лаек), отыскав тетеревов, поднимает их, если они сидят на земле (в болоте, на ночлеге или на поляне) во время кормежки, и гонит их со звонким лаем до тех пор, пока они не рассядутся по деревьям. Хорошая лайка обыкновенно не перебегает от одной птицы к другой, а лает и скулит на одном месте, притом изредка, и только следит за тетеревами, которые перелетают с дерева на дерево или снова падают вниз, в траву или густую чащу. Она также отнюдь не должна бросаться на дерево и скакать на него, так как этим пугает не только ближайшую птицу, но и других, сидящих по соседству. Собачьего же лая тетерев не только не боится, но, видимо, все свое внимание обращает на неотвязчивого пса, прогуливается на сучке (всегда головой к собаке), протягивает к ней шею и уркает, как бы поддразнивая ее. Для удачи охоты необходимо, чтобы охотник не слишком удалялся от собаки, не терял бы ее из вида или со слуха, сумел поспеть вовремя и подъехать так, чтобы птицы его не заметили. Для этого, заслышав лай (на одном месте), он определяет приблизительно его место, направляется (смотря по отдаленности лая, тихо или бегом) к собаке и, приблизившись к ней, осторожно заходит против нее, скрадывает птицу и стреляет (обыкновенно из винтовки). В случае промаха охотник не должен показываться, а собака не должна после выстрелов бросаться к дереву. Тетерев, занятый собакой, часто выдерживает несколько выстрелов (из винтовки). Если птица убита, то ни охотник, ни собака не должны поднимать ее: первый остается на месте, а последняя лает на другого, ближайшего тетерева.

Стрельба с подъезда

При охоте с подъезда смирная, не боящаяся выстрелов лошадь запрягается в обыкновенные крестьянские розвальни, по преимуществу на высоких копыльях. До снегу, по чернотропу, ездят на простых крестьянских телегах или плетюхах, но это бывает редко, потому что главным образом эта охота производится все-таки по снегу и без него она трудна и недобычлива по причине стука колес и копыт по мерзлой земле. Кроме стрелка, в сани садится и человек для управления лошадью. Чтобы лучше и вернее стрелять, особенно если в ход приходится пускать винтовку, к обоим бокам саней можно привязывать невысокие, легкие и непременно жидкие, т. е. гибкие сошки, чтобы они не ломались, если заденут за нависшие деревья и сучья. Если тетерева сидят так, что стрелять их приходится непременно в правую сторону — а так стрелять из саней очень неловко, — надо пересесть заранее спиной к ямщику и стрелять, немного их проехавши. Тетерева всегда садятся зобами против ветра.

Охотник выезжает из дому самым ранним утром (всего лучше в пасмурную и тихую погоду) и, завидев тетеревов, старается подъехать к ним на верный выстрел, что, по крайней мере, относительно не очень пуганых и, главное, проголодавшихся стай весьма не затруднительно. Важно при этом никогда не ехать прямо на тетеревов и в особенности — сзади, а ехать шагом по дороге мимо них, как бы ненароком, и, подъехав на выстрел, приостановить лошадь и быстро стрелять. Пока тетерева щиплют березовые почки или сидят нахохлившись, округлив шеи, — до тех пор можно подъезжать к ним смело, но лишь стали они вертеться, вытягивать головки, топтаться на сучке и потихоньку кудахтать, то необходимо стрелять, не зевая. Это вернейший знак, что тетерева сейчас слетят Утро и вечер, т. е. когда тетерева проголодались с ночевки или собираются на ночлег, — лучшее время для охоты с подъезда. Сытые тетерева плохо подпускают к себе на выстрел из обыкновенного дробового ружья и их можно стрелять только из винтовки. В это время тетерева, особенно косачи, становятся очень крепки к ружью и убить косача наповал, целя в зоб, почти невозможно, развес очень близкого расстояния. Вообще из дробовика надо стрелять не далее 15 сажен, дробью не мельче № 2 и лучше влет, чем сидячих.

Стреляя из винтовок, никогда не следует долго целить, что называется держать на цели. Лучшая манера прицеливания та, когда стрелок снизу подводит по прицелу конец винтовки под сидящего на дереве тетерева, и лишь только мушка станет подходить к дичи — тотчас, не останавливаясь, надо потянуть, но не дергать спуск. В большинстве случаев приходится стрелять на расстоянии меньшем, на которое обычно пристрелена винтовка, а поэтому надо спускать курок тогда, когда на мушку попадут лапки сидящей птицы.

Никогда не следует ствол винтовки держать в теплом месте, например под тулупом, под одеялом и даже в руках. От этого, при выцеливании на морозе, тотчас на стволе появится вибрация воздуха, как говорят, винтовка начнет играть, отчего на прицеле тетерев будет казаться то выше, то ниже мушки, что бывает также и тогда, когда приходится стрелять тотчас после выстрела, когда ствол несколько согреется. Не следует также перед охотой натирать ствол маслом снаружи: от этого появляется испарение — та же вибрация и те же последствия прицела. Ствол винтовки должен быть всегда сух и иметь температуру окружающего воздуха. Все эти кажущиеся пустяки оказывают большое влияние на стрельбу из винтовки.

Самая неудобная стрельба — против солнца; поэтому всякий стрелок в ясный день должен подъезжать к тетереву так, чтобы солнце было сбоку, особенно когда оно низко на горизонте. В это же время крайне неудобен прицел и тогда, когда низкие лучи бьют по винтовке сзади. Тут случается и так, что заднюю грань мушки не видно совсем и вот почему многие охотники закрашивают задок целика (мушки) красной краской, которая хорошо оттеняет прицел и видна при выцеливании тетеревов на соснах. В ветреную погоду стрельба тетеревов из винтовки тоже крайне затруднительна и требует большой сноровки и навыка. Тут надо применяться к темпу качания птицы; но, если ее не только качает, а болтает в разные стороны, что бывает при сильном и неровном ветре, то тут правил никаких быть не может, остается только одна сметливость стрелка. Если же тянет ровный ветерок, а дерево, на котором сидит тетерев, настолько крепко, что не делает качания, то при боковом ветре, смотря, конечно, по его силе, необходимо брать на ветер, т. е. выцеливать птицу не посредине, а, например, по хвосту, по хлупи; а при большом ветре случается метить мимо тетерева, что крайне неудобно. Не следует слишком жирно смазывать винтовки, — это имеет немалое влияние на легкоранность.

Подъездная охота продолжается до тех пор, пока не выпадет глубокий снег, т. е. смотря по местности, до середины ноября (на севере), иногда же почти до конца декабря.

Охота на тетеревов с подъезда зимой


Подъездная охота нередко продолжается до конца декабря. Ездят обыкновенно с утра или с обеда до вечера. Редко случается, чтобы тетерева подпуска ли охотника в полдень, потому что они в это время сыты и сторожки и, поднявшись, улетают очень далеко. Утром же они отлетают недалеко, пересаживаются в разбивку, часто поодиночке и сидят крепко; то же можно сказать относительно вечера.

Утренняя подъездная охота начинается не слишком рано и потому нет надобности вставать до света.

Обыкновенно тетерева поднимаются с ночлега, когда уже взойдет солнышко, а в теплые дни ранее. Проснувшись и выбравшись из тайников, они тотчас летят кормиться на березы и сосны, а если где есть ягодники, то отправляются на них.

Охотнику необходимо знать хорошо местность и те уголки, где преимущественно ночуют тетерева и где кормятся. Иначе он без толку будет ездить по пустым местам, маять коня, утомляться сам и потеряет удобное время охоты, а, запоздав, хотя и найдет тетеревов, но уже тогда, когда они позавтракали и сделались сторожкими. Если же стрелок скоро найдет или взбудит тетеревов с места ночлега, то охота бывает удачна, только не надо торопиться — и систематически на кругах, шагом, объезжать жирующих на деревьях тетеревов. Зная хорошо местность и в известное время не найдя тетерь на кормежке, многие охотники нарочно стреляют в воздух, отчего затаившиеся тетерева либо тотчас поднимаются с ночлегов, либо где-нибудь покажут свое присутствие, перелетывая с дерева на дерево. наоборот, т. е. так, что тетерева худо сидят и не подпускают и в мягкую погоду, а в сильную стужу упорно сидят, нахохлившись, и подпускают охотника. Первое случается обыкновенно перед переменой погоды, а последнее во время сильного инея. Вообще тетерева перед переменой погоды, в особенности к бурану, не только не подпускают к себе, но особенно бойко летают. Когда снег на деревьях обледенеет, птица всегда подпускает ближе обыкновенного. В сильные морозы тетерева садятся в чащу или даже совсем не вылетают и сидят, зарывшись в снегу, по двое суток — и тогда, если их поднять, уже не садятся на деревья, а снова падают в снег.

Вечерняя подъездная охота начинается обыкновенно часов с двух и продолжается до заката солнца, редко несколько более. В вечерний подъезд тетеревов отыскать легче, потому что, перед своим ужином, они начнут перелетать с одного места на другое и тем самым покажут себя, или же их можно усмотреть кормящихся на деревьях, что по березам видно далеко. Где есть хлебные клади, там тетерева любят кормиться и на них, но это не всякий год, а бывает и так, что они вовсе не идут на хлеба.

Если тетерева не даются к подъезду с первого раза, а погода стоит хорошая, то это еще небольшая беда — их можно заездить: стоит только умеючи следить за направлением их полета, не терять из глаз, насколько это возможно, и упорно преследовать, т. е. не останавливаясь ездить за ними. Нередко тетерева уступают упорному преследованию и начинают подпускать охотника на расстояние выстрела.

Что утром, что вечером — правила подъема одинаковы, как на колесах по черностопу, так и по зимнему пути на санях. Охотник, найдя тетеревов, подъезжает к ним всегда шагом, потихоньку, не торопясь и едет не прямо на них, а как бы мимо, объездом, и, подобравшись в меру выстрела, тихонько останавливает лошадь, не вылезая из экипажа, кладет винтовку на сошку, устраиваемую на санях, выцеливает и спускает курок. Никогда не следует ездить в середину табуна, а напротив — всегда надо стараться объезжать табун кругом и стрелять крайних. Кроме того, при подъезде за тетеревами необходимо знать местность и заезжать так, чтобы не угнать птицу куда-нибудь за протоку, за глубокий яр, овраг и т. п., куда охотнику и попасть невозможно. Вообще никогда не следует подъезжать к тетереву сзади, с хвоста, но по возможности сбоку или с груди. Редкий тетерев вытерпит подъезд с хвоста и то он почти всегда, повернется к охотнику боком или грудью, а чаще всего улетит или пересядет на другое дерево. Если тетерева хорошо выдерживают подъезд и сидят, иногда нахохлившись, по нескольку штук, на одном дереве, что чаще бывает в мягкую теплую погоду, то надо стрелять всегда нижнего и затем следующего повыше; следуя такому порядку, можно сбить с одного места и с одного дерева несколько штук. С осени тетерева берет почти всякая винтовка: но под конец ноября, когда окрепнут морозы и выпадет снег, тетерева убить трудно и много раненых улетают от стрелка безвозвратно.

Если раненый тетерев упадет где-либо замертво, то сороки тотчас начинают его клевать; если же добыча еще жива, то они садятся обыкновенно где-нибудь тут же на дерево и начинают стрекотать, чем и подзывают охотника. Если снег глубок и мягок, то тетерева нередко с маху бросаются в него с такой силой, что рыхлый снег мгновенно засыпает птицу, так что и приметя то место, где юркнула добыча, трудно усмотреть тайник спасающейся тетери. Заметя же ее помещение, нужно упасть на это место и добывать из-под себя хитрую птицу, а то раз промахнешься и снова упустишь.

Некоторые охотники делают так: берут вечернюю охоту и замечают, где остались на ночлег тетерева, а утром едут на это самое место и находят их сразу, без потери времени. Это хорошо тем, что преследуемые с вечера тетерева не успели наесться и потому с жадностью летят на жировку, сидят крепко и ближе подпускают охотника.

Косачи с начала осени и всю зиму держатся преимущественно около чистых мест вблизи полей, по закрайкам боров, тогда как тетерки предпочитают более лес, чащу боров и любят кормиться хвойной мочкой.

Подъезд возможен до тех пор, пока снег не хватает коню до колена; если же превышает эту границу — ездить на санях крайне затруднительно и лошади скоро выбиваются из сил.

Если тетерева очень сторожки и не допускают подъезда, то удается такого рода хитрость: охотник останавливается, берет топор и начинает рубить пни, с песнями переезжая с места на место. Такая пауза в прекращении подъезда заставляет тетеревов приглядываться к крику, а потом они начинают подпускать к себе на выстрел.

Всего смирнее тетерев в теплые, ненастные и тихие дни; всего же строже в дни холодные, ясные и ветреные.

Источник:
Журнал "Сибирский охотник"
МЦ 21-12, ИЖ 27М, ИЖ 43, МР 133С. ИЖ-81, Вепрь 308У, БМВ Х5 (Е70), УАЗ 31512.
Жестокость-это черта характера добрых людей, она возникает когда об твою доброту начинают вытирать ноги.
Аватара пользователя
Орлов Александр
Модератор
 
Сообщения: 8858
Зарегистрирован: 03 сен 2011, 06:59
Откуда: РОССИЯ г.Вологда
Благодарил (а): 1092 раз.
Поблагодарили: 1450 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#135

Сообщение alex36 » 03 апр 2015, 21:33

Орлов Александр

Александр, подскажи пожалуйста - Верховажский р-он (если правильно назвал) какого числа открывается и открывают ли у Вас селезня?
Аватара пользователя
alex36
Клубмен
 
Сообщения: 980
Зарегистрирован: 04 дек 2009, 17:28
Откуда: Воронеж
Благодарил (а): 346 раз.
Поблагодарили: 395 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#136

Сообщение Орлов Александр » 06 апр 2015, 13:08

alex36 писал(а):Орлов Александр

Александр, подскажи пожалуйста - Верховажский р-он (если правильно назвал) какого числа открывается и открывают ли у Вас селезня?

Сань, назвал всё верно, открытие у нас в обл. 25.04. ,но везде ещё снег метровый, плотный как бетон, потому как 100 раз таял и замерзал снова :-D
Верховажье от Вологды 220км. на северо-восток.
МЦ 21-12, ИЖ 27М, ИЖ 43, МР 133С. ИЖ-81, Вепрь 308У, БМВ Х5 (Е70), УАЗ 31512.
Жестокость-это черта характера добрых людей, она возникает когда об твою доброту начинают вытирать ноги.
Аватара пользователя
Орлов Александр
Модератор
 
Сообщения: 8858
Зарегистрирован: 03 сен 2011, 06:59
Откуда: РОССИЯ г.Вологда
Благодарил (а): 1092 раз.
Поблагодарили: 1450 раз.


Re: Охота на глухаря и тетерева

#137

Сообщение alex36 » 06 апр 2015, 17:02

Орлов Александр
Спасибо Саш за информацию. Принял, особенно про метровый снег :good:
Аватара пользователя
alex36
Клубмен
 
Сообщения: 980
Зарегистрирован: 04 дек 2009, 17:28
Откуда: Воронеж
Благодарил (а): 346 раз.
Поблагодарили: 395 раз.


Поведение глухаря на току

#138

Сообщение ZVValery » 28 ноя 2015, 13:02

Решил поделиться видео, которое обнаружил на сайте Удмуртохоты. Интересное, на мой взгляд, видео, показывающее насколько меняется поведение птицы при брачных играх.

phpBB [youtube]
Наивность - это честность в молодости.
Аватара пользователя
ZVValery
Продвинутый пользователь
 
Сообщения: 139
Зарегистрирован: 02 ноя 2010, 21:49
Откуда: Ставрополь
Благодарил (а): 67 раз.
Поблагодарили: 109 раз.


Re: Поведение глухаря на току

#139

Сообщение Petr2013 » 29 ноя 2015, 00:50

Здесь можно увидеть все серии про Храброго глухаря

phpBB [youtube]


phpBB [youtube]


phpBB [youtube]


phpBB [youtube]


И вот здесь интересный случай

phpBB [youtube]
Аватара пользователя
Petr2013
Клубмен
 
Сообщения: 601
Зарегистрирован: 11 янв 2013, 09:34
Откуда: г. Шахты, Ростовская обл.
Благодарил (а): 38 раз.
Поблагодарили: 650 раз.


Re: Поведение глухаря на току

#140

Сообщение жизнелюб » 29 ноя 2015, 09:47

Однозначно глухарь ручной и видео постановочное. :hi:
Я с таким сталкивался - видел в Архангельской области, глухарь жил в курятнике среди кур. Нашли гнездо глухарки на затопленном болоте - 6 яиц и подложили курице, одно яйцо выжило.
Так он тоже ходил и как заправский петух задирался. :-D
Высокая в небе звезда зовет меня в путь

Те, кто волею слаб и чьи души легки
Не подходят и близко к лесам
Там отчаянны волей слепые щенки
Страх внушают откормленным псам
Аватара пользователя
жизнелюб
Клубмен
 
Сообщения: 835
Зарегистрирован: 08 янв 2014, 17:00
Откуда: г. Новороссийск
Благодарил (а): 471 раз.
Поблагодарили: 603 раз.


Пред.След.


  • Объявления

Вернуться в Охота на полевую и боровую дичь

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

  Индекс цитирования Яндекс.Метрика Наш сайт в каталоге manyweb.ru
Up Up