Рассказы от Японца

Литературные страницы с рассказами наших писателей-форумчан, проба пера и лучшие отчеты охотников и рыболовов нашего форума.

Модератор: Иван Иваныч

Рассказы от Японца

#1

Сообщение Японец » 11 ноя 2009, 09:05

А вот , про охотничью этику относительно избушек в тайге. … Давно это было, летом 1989 года. В Приморье… Приехал я тогда к родителям своим на побывку. Даже и не побывка, а цельный отпуск, шутка ли – сорок пять суток, не считая дороги.
Так вот, погостил я, погулял на широкую ногу , попил водки, ясно дело… Служил-то за кордоном, будь он неладен, да в таком месте , где Аллах напрочь запрещает причаститься к рюмашке.. И с туземками не очень забалуешь… Хотя и бывало. Короче, радость была одна – блюсти высокий моральный облик советского человека.
Да, и приехал оттуда я черный, до того загорел, прямо арап Петра Великого. Мать родная увидела – испугалась: « Сыночка мой, ты что, в танке горел?» . И почему загар ко мне прилипал так сильно – не знаю. Вылитый араб. Еще и в форме военной ходил местной, не отличишь, только цвет глаз выдавал. Иной раз слышал, как советские, кто меня не знал, шептали друг другу : « Гляди, гляди - черножопый…а глаза синие». Смеёшься .. А что делать – не жопу же им показывать.
Ну и собрался я в тайгу сходить дня на три: порыбачить, «покорневать» жень-шеня, отдохнуть от суеты и от водки. Снарядился, палатку маленькую взял, ружьишко, патронов два десятка , рыболовные снасти, нож, топор, фонарик и прочие нужные вещи. Соли взял две пачки. Думаю: рыбки если поймаю, то присолю. А как иначе ? Лето же, не сохранишь улов свежим.
Подвезли меня лесозаготовители на своей машине. Далеко, километров шестьдесят от поселка. Ну а дальше уже сам, километров десять по тайге, пешком, до знакомой речушки. На этой речке, выше того места где я табориться собрался ,зимовье было, даже не зимовьё, а целая избушка лесная. Одноклассник мой там охотничал постоянно..
Пришел я уже под вечер, поставил палаточку, быстренько прутик вырезал, леску прицепил, чилимов-ручейников насобирал под камнями.. Нахлестал хариусов, да отборных таких, крупных - красивые, плавники в пятнах разноцветных, ну прямо павлины, а не рыбы.. Ушицы сварганил. Красо-о-о-та-а-а…
А место красивое, словами передать невозможно. Лес не чапыжный, не частый.. Дубы растут, сопка от речки пологая такая, выше по сопке кедрач ..Кедры огромные, великаны просто.. Берег у речки чистый, каменистый, коса намыта, вода хрустальная, синевой отдает, весело так на перекатах журчит.. И ни одного араба . Ни араба, ни еврея….Ыхх…ыхы..ыыыы….Отдыхаю от службы. И вообще никого нет. От всех отдыхаю.
Благоденствую я .. Правда, гнус мешал, да ничего страшного, репеллентами намажешься, а вечером – накомарник. Походил два дня по тайге.. Рябчиков подстрелил штук пять, вроде и мяса поел, дичи… Жень-шень не нашел , не дался мне панцуй в руки. Не сезон был, его в августе ищут, когда у него ягоды созреют. Красные ягоды, по ним и видно панцуй, а так трудно найти.
Третья ночевка настает.. «Пора утром и домой, - думаю про себя, - отдохнул уже, хватит. Да и соседская дочь больно уж хороша. Ох и хороша-а-а.. Горячая, жадная до любви, наш человек, чего там»… Вот с такими мыслями в палатку и залез. Уютно, снаружи дождик накрапывать начал, постукивает по брезенту, а у меня сухо, тепло…
Проснулся я от того, что находился в воде…То есть сам я был в палатке, но сухо в ней не было. И уютно - тоже. Ошалевший, ищу фонарь, включаю его и вываливаюсь из палатки. Прямо в реку. Она уже здесь, река…И прибывает вода прямо на глазах. Темень кромешная, дождь как из ведра. Думать особо некогда , надо спасаться.. Успел вытащить из палатки ружье и рюкзак с плащ-накидкой. Всё! Проплывающее дерево зацепило веткой моё парусиновое жилище и исчезло оно в темноте.. А я уже по колено в воде. Вот так попал в переделку, что же делать… А что делать ? А делать нечего – рассвета ждать надо. Полез на сопку, не видно ничего, фонарем высветил валежину, сел на неё, рюкзак на плечах, накидкой накрылся. А толку от этой накидки – мокрый уже весь. Плохо, очень всё плохо. «Неважные дела у меня, - думаю, - что мы имеем ? Мы имеем : ружье с двумя дробовыми патронами в стволе, нож, фонарь. В рюкзаке – спички, залитые воском, четыре пачки сигарет, две пачки соли, полкило крупы, пачки две чая, сахарку чуток. Всё в целлофане, надёжно упаковано. Имеется расстояние – десять километров до лесовозной дороги и сама лесовозная трасса - километров двадцать пять. Оттуда до дома двадцать пять вёрст ещё – но там асфальт, федеральная трасса, там уже не страшно, подберут машины. В другую сторону, еще дальше в тайге – избушка охотничья. Дальше от дома – но избушка. Если мосты на лесовозной трассе смыло – надо в избушку идти. Нет мостов – отрезан от всего, не пройдешь. А если не смыло ? Вот. Думай…. И самое главное – в наличии имеется м…..к двадцати восьми лет от роду, который поставил палатку у самой реки. Хотя этот м….к знал, что так делать нельзя»..
С такими бодрыми мыслями я и встретил рассвет…. Мрачный, дождливый, безнадежный рассвет.
… Низкие свинцово-серые тучи плотным одеялом укутали вершины сопок . Там, где ещё вчера прыгал на желтых перекатах серебряный ручей, сегодня , играючи преодолевая огромные заломы из поваленных деревьев, бешено ревел широкий мутный поток. А дождь всё сыпал, сыпал, сыпал.. Монотонный, не усиливаясь и не ослабевая.. Ветра не было - это означало, что погода не переменится очень долго.
«Что делать ? Идти вниз нет смысла – упрёшься в устье , где эта речка впадает в другую. И что ? Выше по течению еще несколько вот таких, впадающих… И ниже тоже…Не форсируешь, утонешь. Пойти обратно тем же путем как шел сюда, к лесовозной дороге ? То же самое - мосты наверняка размыты, да и по пути к дороге вздулись ручьи, это точно. А дождь идет. И ни палатки, ни припасов, вот что нехорошо. Выход один : идти вверх по течению к охотничьей избушке и там переждать тайфун. Тем более что в зимовье должны быть харчишки, пусть и немного.» - и я зашлепал кроссовками по раскисшей земле.
К избушке подошел часов через одиннадцать. Вот такая скорость была – через бурелом, несколько ручьев вброд переходил, петлял по склонам, потому что вода уже пошла по пойме, через лес. То есть деревья стояли в воде. Идти приходилось осторожно – упадешь, сломаешь ногу – всё, амба …
Уфф… А вот и домик, в приметном месте стоит, под серой скалой, место чистое, каменистое, вроде как терраса от подножья скалы идет.. Рядом с домиком – навес какой-то, там дровишки лежат, очаг сделан.. Зашел в избушку , огляделся – да это просто хоромы царские ! Печка железная стоит, красным кирпичом обложенная, это в тайге-то. Как доставляли всё это, не на себе же.. Видимо, для госпромхозовских охотников строили, вертолетом закидывали…Или для заготовителей таежных. Два топчана, посуда, топор, лопата. Дрова у печи. В углу две бочки железных ( точно – вертолетом закидывали), крышками накрыты. С потолка , где гвоздь прибит, узелок свисает , к проволоке привязанный. Значит продукты , от мышей так берегут. На окне, на подоконнике, несколько ружейных гильз , заряженных .. И кажется две из них – шестнадцатого калибра. Мой размерчик ! К моему ружью ..Будем осматриваться, сушиться. Первым делом узелок снял свисающий с потолка: сала соленого кусок , пшенка в мешочке холщёвом, килограмма два, соли чуток, чай – маленькая пачка, спички. Нууу, тут я вообще повеселел. Ведерко взял, за водичкой сбегал. Не в речку, она здесь, внизу, а на терраске прямо , в ямке дождевую набрал. Почище вода, чем внизу.
Печь затопил в жилище – хоть и лето, а надо сырость прогнать, высушиться, да и хлёбова сварить. И не «да и», а в первую очередь. Разделся догола, одежду развесил, хожу как Адам . Где же ты, моя соседка ? Очень бы ты сейчас пригодилась .Ых..ыхы..ыхы.. Так, а бочки в углу ? Что там ? Снимаю крышки - в одной бочке спальный мешок свернут и два одеяла армейских, синих. Очень хорошо. Во второй бочке – аптечка, транзисторный приемник. И ещё – сухари, в липовой долблёной кадушке, самодельные сухари из черного хлеба. Буханки четыре, если в буханки переводить. Вообще отлегло от сердца. Какой одноклассник молодец, да и я не промах , что сюда пришел..
.. Варево похлебал, сигаретку выкурил. Табак экономлю. Патронами занялся, что на окне были: пыжи и парафин выковырял шилом, убедился, что в одном картечь, во втором – пуля. Тоже очень хорошо.
И чувствую – знобит меня, ломает суставы .. Я чайку еще горяченького, аспирина таблетку - и на топчан, спальный мешок подстелил и одеялами укрылся. И заснул.
Вылез я из домика только через два дня, провалялся с простудой. И все это время дождь шел беспрерывно, день и ночь, день и ночь.. Вода уже к терраске подходит.
Дождь дождём, а пшенка – пшенкой. А мясо – мясом. Положение безвыходное, тут ради спасения своей жизни не до соблюдения норм и правил охоты… Ослабну без мяса. И где же его искать ? Летом в жару, когда солнышко светит, косуля около реки, в кустах держится. В непогоду – не знаю, вроде как изюбрь в чаще самой густой отстаивается.. Кабаны – это как повезет. Они везде могут быть. Рассуждал я вот так, рассуждал, бродил по соседним сопкам – ничего. И рыбы не поймаешь, какая рыба в такой воде..
На ужин опять была пшенка, но с салом . И было радио: я присобачил к транзистору батарейки от фонарика. Диктор вещал, что в Приморье пришел тайфун и назвали его «Джуди», что создан штаб по преодолению, что есть разрушения, стихия бушует ..
… А свинку я всё же взял на другой день, в пятистах метрах от скалы. Увидел табунчик, ветер на меня дул, земля сырая, лист старый не шумит под ногой, да и дождь помог. Выбрал ту, что поближе была и с одного выстрела, метров с тридцати. Даже не бежала, сунулась в траву на месте и всё.. Опять повезло – пуда три мяса как с куста.. Да. Обвалил тушу, кости не стал брать, только ребрышек маленько для наваристости взял. Пировал от души, остальное мясо в липовую кадушку сложил и солью обильно пересыпал.
На другой день смотрю – вроде как дождь поменьше, да и не всегда идет . К вечеру дождик прекратился. Радио послушал – стихает тайфун. Значит, дня чрез три двину домой, дождусь, когда речки спадут. А определять буду вот по этой, что рядом течет.
На следующий день творческий зуд у меня обнаружился : решил навес отремонтировать, который возле домика был, хозяина отблагодарить. Дранка была наколота, широкая такая, из кедра.. Вожусь помаленьку, а почему бы и нет? Сытый, здоровый, нос в табаке, как говорится.
.. Звук.. Что за звук ? Вертолёт ? Вертолёт ! ВЕРТОЛЁТ ! В Е Р Т О Л Ё Т !!! Вот он, вдоль распадка идёт, низко идёт ! Красный, гражданский, маленький вертолетик, лопасти свистят : « фиу-фиу-фиу-фиу!»
- Здесь я ! Давай сюда ! Бляяяя! Да куда же вы ! - бегаю по площадке каменной, машу топором. – Куда же вы, су-у-уки-и-и !
Улетел вертолет. Понял я, что испытывал Робинзон .Крузо , когда мимо его острова парусники проплывали. Пустота … Обида….Злость… Я хоть и не Робинзон, но пятьдесят километров чапать по тайге, да еще через три дня, да два дня идти – это хуже, чем двадцать минут на вертолете, определенно хуже. Зажурился я , опечалился весь окончательно. И водки нет. И соседская дочка далеко.
И вдруг: « Бу-бу-бу-бу..фиу-фиу-фиу..» - возвращается машина воздушного флота СССР ! Идет ! На меня ! Встречу, как положено ! Зависла … Место показываю…Подпрыгнул : смотрите, твердый грунт…
- Давай-давай ! – кричу им, счастливый весь такой…
Приземлились. Удивились. Документы спросили. Да какие документы в тайге, ых… Рассказал им, как попал сюда. Что в гости приехал и решил погулять по лесу..
- Повезло тебе, - пилот говорит, - что мы продукты закидывали лесозаготовщикам, так бы сидеть здесь тебе, куковать. Водки хочешь ?
- Хочу, - скромно сказал я, задыхаясь счастья, - а я вас свининкой угощу…
Через двадцать минут мы были в поселке, а еще через три часа меня привезли домой. На аэродромной машине и в дымину пьяного.
Мама посмотрела на меня и сказала : - « И не буду с тобой гутарить, сиварь ты несчастный. В лес с похмелья, а из леса пьяный».
« Сиварь» - это наверно что-то обидное. А я ей ничего не рассказал. А что говорить ? Жень-шень - то не добыл. Впрочем, про жень-шень - это будет другая история.
Аватара пользователя
Японец
Опытный пользователь
 
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 17 окт 2009, 17:00
Откуда: г.Хабаровск, Дальний Восток
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 8 раз.


#2

Сообщение Японец » 11 ноя 2009, 18:12

ПАНЦУЙ ! ( ПЕРВЫЙ КОРЕНЬ )


Однажды,
раз в шесть или в десять лет,
ровно в полночь
молния бьет в таежный родник.
И он исчезает.
А наутро из-под земли восходит женьшень.

В этот день
тигрица рождает белых тигрят,
женщина рожает ребенка с волнистыми волосами,
которому суждено стать
большим человеком..
( Удэгейская легенда)


А вот послушай… Как я впервые на корнёвку ходил… Жили мы тогда в небольшом леспромхозовском посёлке, в горах Сихотэ-Алиня. В красивом месте - тут тебе и горная речка - Фудзин, приток Уссури, и тайга хвойная, дремучая, и светлый лес, широколиственный, и полянки, и скалы. Нарзановые источники рядом, да что там рядом – в домах колонки ставили, так вместо воды иногда нарзан шёл. Такой резкий, что три глотка подряд не сделаешь, слезу вышибал.

Народ в поселке помимо работы ещё и тайгой жил. Семьи были большие, детей много, а зарплата в леспромхозе хоть и не совсем малая, но всё же без подспорья в виде огорода, домашнего хозяйства и таёжного промысла нелегко было бы, ой как нелегко. Да и как не брать из тайги, когда она – вот, рядом. Тайга все давала: и орехи, и грибы, и ягоды, и мясо. В речке рыба водилась: хариус, ленок и таймень. Ох и хороша была рыбка… Но добывали всё разумно, без баловства: маток и оленят не били, в воде не пакостили – рыбу брали без паскудства, как сейчас делают: электроудочками, химией или сплошными сетями с мелкой ячеёй.

Так вот, был ещё один промысел таёжный – «корнёвка», это когда женьшень добывали. Сумасшедшие деньги можно было заработать, огромные по тем временам, шутка ли – за хороший корень больше тысячи рублей выручали. Но ходили за панцуем не все, секреты были в этом ремесле. Не каждому в руки он давался. Да. Иной и за всю жизнь ни одного корешка не выкопал. Не фартовый, значит, человек. А к другому женьшень в руки чуть ли не сам идёт, как ни пойдет корневать – так удача. Ещё были такие, что в одиночку ничего не находили, а если артелью пойдут – он найдет панцуй, остальные – ничего, хоть плачь, хоть смейся. Оттого и легенды всякие ходили, что панцуй прятаться может, что амба его охраняет… Много чего говорили.

- Собирайся, завтра в тайгу с нами, - отец мне говорит, - на корнёвку, будешь в таборе помогать. На «четверть» идёшь! – торжественно, со значением, сказал.
«На четверть!» - обомлел я. Это значило, что с «паем» меня берут, одна четвертая от доли взрослого – моя. Не бездельничать иду! Добытчиком! «Оказывают высокое доверие», как раньше говорили. Загордился ….Важный хожу весь такой и на брата-близнеца своего поглядываю свысока – его-то не берут. Маленький ещё, значит, не вырос, хоть и в один день родились. Братан насупленный сидит, но не протестует. Знает, что не возьмут, потому что наказан, вышел из доверия – два дня назад упаковал в орудийную гильзу украденный у старшего брата порох, приладил бикфордов шнур , сплющил топором (!) горловину гильзы и взорвал это чудо пиротехники прямо под стеной поселкового клуба. В клубе кино как раз показывали про войну. Вот он звуковой эффект и сотворил.. Стёкла в местном очаге культуры отец на другой день поставил.

Вечером во дворе у нас, в беседке, собралось « кумпанство»: отец, старший брат мой, дед Иван и китаец Лёша Пин Чен – наш китаец, местный. Дед Иван – из старообрядцев, могучий мужик. Раньше, в двадцатые годы, он «хунхузил» : грабил в тайге «косачей» и « лебедей» - так звали китайцев и корейцев, которые забредали на нашу территорию и промышляли в лесу: золотишко мыли, корень копали, кабарожьи «пупы» сушили, панты варили.. Хунхузы стерегли промышленников, а когда те шли с добычей – убивали. За убийства этих лесных «иностранцев» в те времена наказывали не очень жестоко, за одного «лебедя» или «косача» давали два-три месяца тюрьмы. Дед Иван отсидел четыре с половиной года, но клялся , что отбывал наказание только за грабёж.

Сидели все в беседке и совещались. Пили чай, причем дед Иван из своей кружки – староверы «мирской» посудой не пользуются. Я на правах участника похода тоже со взрослыми – слушаю внимательно... Послушать было что – Пин Чен и дед Иван слыли матёрыми корнёвшиками..
- Ну что, решили? На Тумбайдзы пойдем, значит…По «хаошухам» пробежимся, - хлопнул ладонью по столу старовер, - зарубки старые, лет шестьдесят им будет. Помню я, по Юшангоу хаживал, за два дня три « упие» взял, - ударился в воспоминания старый хунхуз. – Хорошие времена были, фартило мне тогда. Вот бы сейчас…- дед мечтательно закатил глаза.
- Кх.. Это когда тебе фартило так? Перед коллективизацией? – ехидно полюбопытствовал батя. – Лёша, - обратился отец к Пин Чену, изображая тревогу на лице, - ты поосторожнее с Матвеичем в лесу, подальше держись от него. Как бы он за старое не взялся.
Все, в том числе и Иван, засмеялись. Я не понимал, о чем идет речь, но на всякий случай тоже хихикнул. Вроде как подчеркнул, что к старшим уважение имею, в беседу особо не лезу, но соображаю, что к чему.

Так как женьшеневый промысел местное население переняло у китайцев, терминология корнёвщиков изобиловала китайскими словами: « хаошухау» - это зарубки и затёсы на деревьях, своеобразный язык для копателей, женьшень – «панцуй» или « панча», однолистный корень, самый молодой – « почяньза», двухлистный – «альтязя», трёхлистка – « тантязя». Тантязя – это уже корень товарный, двадцатилетнего возраста. Четырехлистовка – «ципие», пятилистовый – «упие», не моложе шестидесяти лет, а уж при шести листах растение – это «липие», старше ста лет. Найти панцуй-липие – мечта каждого корнёвщика.. Это было целое состояние.. Но дело не только в деньгах – это еще и слава…

…Дорога заняла весь день…Табор поставили в разнолесье, на северном пологом склоне распадка. Изумительно красив смешанный дальневосточный лес: кряжистые дубы, стройные ясени, липа, дикая груша, абрикос, амурский бархат, лохматая чёрная берёза, разнотравье из цветов всяких, даже орхидеи растут. И над всем этим великолепием возвышаются красавцы кедры - с красными колоннами стволов и черно-зелёными кронами. Речушка внизу журчит, ясное дело. Кто же лагерь далеко от воды будет ставить.

- Ты походи завтра по распадочку, походи, - дед Иван поворошил веткой рдеющие угли затухающего костра, - мы-то на весь день уходим, что тебе на таборе делать до вечера? Где береза растёт – даже не ищи , не любит панцуй берёзу. К липе жмись, к кедру. Если родник бьет или сыро – уходи сразу, не будет его. И на полянах, где солнышко напрямую играет по траве, тоже не будет, время только потеряешь. Да что я тебе рассказываю, сам знаешь, в тайге живешь. Тебе сколько годов? Двенадцать? О-о-о, я в двенадцать лет уже…Аккурат перед русско-японской дело было.. – завёл дед Иван свою привычную песню…
- Спать! Спать! – на правах «капитана», выборного старшины артели, прикрикнул на всех Пин Чен. – Завтра «ходи-ходи» много!
Снился мне в эту ночь сон, что нашел я панцуй о тридцати листах, стебель которого был выше человеческого роста..
…- Вставай, уходим мы уже, - отец, приподняв полог палатки, тряс меня за ногу, - просыпайся, комендант. – Сбегай на плёс, попробуй на чилима покидать, есть хариус, есть.. Долго не рыбачь, порядок в таборе на тебе, не забывай. Ужин часам к восьми приготовь, дров натаскай и дымокуры закури. Ну, с Богом….
Солнце уже позолотило верхушки деревьев, разноголосо гомонили невидимые в густой листве лесные птахи, остатки ночного тумана лениво сползали по распадку вниз, к речке – по всем приметам день обещал быть жарким. Это означало, что гнуса не будет. Боится он солнца.
Гнус – маленькая, мельчайшая , почти невидимая человеческому глазу мошка – вот что самое страшное в тайге. Это настоящие кровопийцы-мучители. Как только садится солнце – начинается время гнуса. Рассказать о мучениях, которые доставляет эта дрянь , невозможно, ещё таких слов не придумали. Она проникает всюду: в волосы, под одежду, лезет в рот, в глаза. Тело начинает зудеть, чесаться, на ногах и руках появляются кровавые расчёсы . Иной раз человека трудно узнать – до того опухает от укусов лицо. Каждый борется с кровопийцами как может: натираются керосином, черемшой, постным маслом, экипировку защитную используют, всякие накомарники, шляпы пчеловодов с сеткой. Но толку мало. Пока ты в движении – еще ничего, терпимо, только остановился – как будто серая пелена тебя окружает, этакое облачко полупрозрачное. В таборе от мошки спасались следующим образом: делали специальные костры-дымокуры, палатки окуривались дымом, а потом полог открывали, чтобы гнус на воздух вылетал. Горе, да и только, прямо казни египетские. Одно хорошо – в августе ночи в горах уже прохладные и мошки не так много, как в июле.
..По реке даже и не ходил, не облавливал ни ямы, ни перекаты – хватило того, что на плёсе взял. Зашел по колено в воду и давай время от времени камни на дне шевелить ногой… Муть поднимается, мусор всякий, что под камнями был. И хариус подходит , ищет корм . А тут и я – вот вам чилимчика-ручейника, на крючке.
Рыбу почистил, присолил, крапивой переложил. Дров наготовил, посуду помыл, всё – до вечера свободен. Можно и корневать.
Собрался по настоящему: на ногах ичиги, обувь такая легкая, из кожи, спереди - фартук специальный, чтобы росу отбивать, а сзади, к поясу привязанная - барсучья шкура. Нужная вещь в тайге шкура , где захотел, там и присел отдохнуть…И не застудишь поясницу. На голову платок повязал, на манер удэгейцев, в руке сабарган – посох, чтобы траву разгребать. Берегись, панцуй…
…Брожу я по распадку.. А вокруг – красота…Воздух густым кажется от аромата трав , словно не дышишь им, а пьешь его, как медовуху ..Голова кружится, честное слово.. Подлесок буйный, цветы разные, яркие, крупные, ягоды шиповника алеть начинают, кислица тут же, таволга, виноградника лозы оплели всё.. И где-то женьшень прячется. Все растения как бы кичатся, красуются собой: «вот я какой…а я какой..а я лучше, заметь меня…нет, меня…я красивей..». А панцуй прячется: невзрачный , тоненький стебелек с крохотной розеткой из красных ягодок и несколькими пятипалыми листьями. Ага, найдёшь его, держи карман шире. Унывать я начал.
…Зашлось сердце у меня – панцуй ! Панцуй! Вот он: ягодки красные на стебле, листья на пятерню похожи. Большой ! Старый ! А листьев вроде как больше шести ! Это что же такое? Триста лет ему ? Всем нос утёр! Эх, вы, корнёвщики! Вот я – корнёвщик!
- Панцуй ! – падаю перед ним..
И утыкаюсь лицом в горную петрушку или, как у нас её зовут – «обманку».. Похожа на женьшень издалека, очень похожа. Какое подлое растение.. Заплакал я, как будто обворовали меня.
- О! Молодец! Порядок в гарнизоне ! Мы два тантязи нашли. А у тебя что ? Ходил ? – брат бережно вытаскивал из рюкзака два конверта, сделанные из бересты.
- Ходил. Нет ничего. – буркнул я в ответ и ушел в палатку, даже корни не стал смотреть.
За четыре последующих дня не нашел ни одного корня. Ни одного, даже почяньзу, однолистку. А «кумпанство» каждый день по два-три корня. Правда, мелковаты были. Из десятка корней два –ципие, остальные – тантязы.
Утром уходили домой, ждали нас в этот день . Отдохнуть надо было, устали , пооборвались. И корень необходимо сдать, чтобы не сох, в весе не терял.
Идет артель , не особенно торопится, переговаривается на ходу. Я последний иду, настроения никакого, ясно дело. С чего радоваться ? Корня не нашел, получается что прокашеварил всю корнёвку без толку. Стыдно, обидно. Да и вообще. Невезучий я.
Впереди меня дед Иван пыхтит, тяжеловато ему уже по тайге лазить, но не сдается, молодец.
Опа! Вот он ! Трехлистка! Как же они шли ? Как не увидели ? Рядом совсем проходили, цепочкой же идём…Значит, мыслями дома все уже.
- П А Н Ц У Й ! ! ! – кричу и глаз с растения не свожу, все по ритуалу, чтобы не убежал корень.
- Шима пануй? …Шима панцуй? ..Шима панцуй? Какой корень ? – радостными голосами все, чуть ли не хором загалдели, очень они за меня переживали, жалели, что не шел женьшень ко мне…
Остановились, но не поворачиваются, нельзя. Всё, как положено, пока нашедший не назовет корень – смотреть нельзя.
- Тантязя… - еле слышно сиплю сорванным голосом, - Тантязя…
- Сподобился! – дед Сотников размашисто перекрестился двуперстием.- Наконец-то ! Нашёл…Надо вокруг посмотреть, может еще где есть.
Мне копать корень не доверили. Сказали: смотри и учись. Я сидел на свернутой палатке, прислонясь спиной к кедровому стволу. Рядом, на старой валежине, расположился дед Иван Сотников.
- Запомни, никакого железа. Не любит панцуй железа. Только дерево или лопаточки костяные. Шире, шире берите! – Матвеич наблюдал, как Пин Чен и батя деревянными кольями рыхлили землю вокруг женьшеня. – По метру отступай вокруг!
- Смотри: начали вокруг корня аккуратно… к корню близко не подходят, нельзя.. вот сейчас будут глужбе.. Николаевич! Тащи ком наверх! Запоминай: можно вокруг обкопать и комок земли вместе с корнем вытащить. Но это не всегда…Можно и сразу сверху снимать землю.. палочками..но осторожно…где мочки – там кисточкой…видишь, твой отец как помазок для бритья приспособил.. Повредишь отростки , приемщик сразу цену скинет, христопродавец. Прости меня, Господи , за лай, - дед опять наложил на себя крестное знамение.
- Панцуй..- прохрипел я.
- А как же, панцуй. Хороший панцуй ты нашел. Вот! Смотри, мужской корешок, ноги есть, шея хорошая. Граммов тридцать будет.
- Деда, а что было, когда в «цепочке» кто-нибудь панцуй не углядел , пропустил?
- Били, ой как били…Сабарганами били, да по спине..- старовер почесал поясницу , - под Иманом, помню, в тридцать пятом…
-Панцуй.
- Да, вот такой он…
- Панцуй. Иван Матвеевич, повернись спиной, я тебя палкой по хребту перетяну, обычай соблюдать надо, сам учил.
- Ты что это надумал ? Старика позорить ? Я корень не увидел ? Так ты это..отца давай. Он первый шел по тропе.
- Панцуй. Деда, скажи – « шима панцуй» - я засмеялся.
- Зачем ?
- Надо, обычай такой, ты же меня учил.
- Николаич ! Что-то с мальцом неладное! Устал с непривычки, заговаривается.
- Па-а-а-нцу-у-й.. – я плакал и смеялся. - Дед, ну скажи.. «шима панцуй»….
- Шима панцуй ? – Матвеевич тревожно смотрел на меня.
- ПАНЦУЙ-УПИЕ, – глядя деду в ноги, медленно начал я ритуальное приветствие. – Не уходи от меня, я пришел к тебе с чистым сердцем…и добрыми мыслями….
Ой-ой-ой…- запричитал старый таёжник, - плохо дело, свихнулся. Ой-ой, горе какое…
- ПАНЦУЙ-УПИЕ, – ткнул я посохом Сотникову в его ичиги. - Давай, вставай, спиной поворачивайся. Бить буду.
В ногах у деда Ивана, примятый подошвами его собственной обуви, лежал зелёный стебель женьшеня, украшенный розеткой пурпурных ягод и пятью разлапистыми листьями.
Через три дня, в той же самой беседке, где разрабатывался план похода, «кумпанство» подводило итоги экспедиции: делили деньги и пили водку. Я, конечно, водку не пил. Не пил и Сотников - староверы не употребляют « казенку», дед принес с собой ведро медовухи и кружку.
- Вот я сразу понял, что фартовый ты ! Вот как посмотрел на тебя, так сразу и определил! Говорю отцу твоему: – а возьмем Женьку с нами! А он ни в какую! – Матвеич втихаря от всех плеснул мне в чайную чашку медовухи. – А я ему говорю : - ой, прогадаешь…
- Иван Матвеевич, Вы бы завтра зашли, я сметаны глечик вам приготовлю, - сказала моя мама, - угоститесь.
- …Так ум, ум же видно у него, не по годам хлопец смышленый! Казак растёт! – воодушевленный завтрашним глечиком, заревел на всю улицу дед, - и к старшим уважение имеет! - Сотников почесал поясницу.
- И маслица свеженького возьмёте, дядя Ваня, - мать с умилением смотрела, как я неторопливо отхлёбываю «чай» из своей чашки.
- А если бы не я! – заорал Матвеич. – Ведь он и птиц, и зверей понимает! Большой человек будет ! Лесничим станет!
Птичий язык я не понимал, врал хитрый старик. Но помогли мне однажды птички в лесу панцуй найти. Но об этом – в следующий раз.
Аватара пользователя
Японец
Опытный пользователь
 
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 17 окт 2009, 17:00
Откуда: г.Хабаровск, Дальний Восток
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 8 раз.


#3

Сообщение A.V.X.1960 » 11 ноя 2009, 18:32

Мне понравилось :тост:
Cобака-единственная возможность купить друга за деньги.
Аватара пользователя
A.V.X.1960
Ветеран форума
 
Сообщения: 2126
Зарегистрирован: 23 июл 2009, 19:01
Откуда: Зеленокумск, Ставропольский край
Благодарил (а): 41 раз.
Поблагодарили: 91 раз.


#4

Сообщение Nsaction » 11 ноя 2009, 18:38

Японец
Здорово написано, КЛАСС!!! good. :компания: :компания:
ИЖ-27 ЕМ, Beretta ES-100
Аватара пользователя
Nsaction
Клубмен
 
Сообщения: 511
Зарегистрирован: 26 сен 2008, 16:21
Откуда: Ростов-на-Дону
Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 1 раз.


#5

Сообщение Arkadiy_26 » 11 ноя 2009, 20:15

good. отлично!
Haenel 16кал.1948г.
Пойнтер"Страйк"
Бельгийская курковка 16кал.Льеж.
Аватара пользователя
Arkadiy_26
Ветеран форума
 
Сообщения: 1494
Зарегистрирован: 08 янв 2009, 19:19
Откуда: Кисловодск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.


#6

Сообщение малыш » 11 ноя 2009, 21:30

Приятно читать!!! Отлично!!! :компания:
Хорошо там,где нас нет.
Аватара пользователя
малыш
Опытный пользователь
 
Сообщения: 544
Зарегистрирован: 10 мар 2009, 20:44
Откуда: Вологодская область
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.


#7

Сообщение Веталег » 11 ноя 2009, 22:53

дааа, это талаант! good.
как-то так...
Аватара пользователя
Веталег
Опытный пользователь
 
Сообщения: 391
Зарегистрирован: 22 мар 2009, 02:33
Откуда: Элиста
Благодарил (а): 6 раз.
Поблагодарили: 5 раз.


#8

Сообщение грек » 11 ноя 2009, 23:24

Классно!!! Очень интересно.
Аватара пользователя
грек
Новичок
 
Сообщения: 13
Зарегистрирован: 06 сен 2009, 17:16
Откуда: КЧР-ГРЕЦИЯ
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.


#9

Сообщение Хвалынчанин » 11 ноя 2009, 23:36

Хороший рассказ !
ТОЗ 34 ЕР ИЖ 17
Аватара пользователя
Хвалынчанин
Новичок
 
Сообщения: 11
Зарегистрирован: 14 окт 2009, 21:22
Откуда: г.Хвалынск Саратовская обл
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 0 раз.


#10

Сообщение Японец » 12 ноя 2009, 02:39

АМБА

С тигром ( у нас его называют – амба ) в тайге я встречался несколько раз. Да и не только в тайге. Бывало, амба и в поселки заходила. Да что в поселок - и в Хабаровск забредали…
… Работал я тогда начальником вахты в одной из дорожно-строительных организаций, « били трассу» от Хабаровского края до северного побережья Приморья. Прямо через дикую тайгу: лес валили, скалы взрывали, мосты строили. Работали вахтовым методом - пятнадцать дней в лесу, пятнадцать дома отдыхали. Коллектив большой был, техники много, так что начальник вахты – это была очень важная должность. Всё на тебе – снабжение продуктами, запчастями, горючим. Ну и производственный процесс - за него тоже отвечаешь.
Лагерь у нас был передвижной: отсыпаем участок дороги, переезжаем дальше. Для этого ищешь подходящее место где-нибудь на берегу реки , чтобы вода была : банька, кухня, столовая, табор-то большой, больше пятидесяти человек жило.. Да и порыбачить не грех, сетки были у меня, удочки .. Всегда свежая рыбка была.. Не работа, а курорт .
Народ жил в вагончиках, по четыре-пять человек. У меня отдельный вагон, командирский, из двух отделений. В первой половине - стол и два сейфа. В сейфах самое ценное – водка, сигареты ( а тогда трудно было с алкоголем и сигаретами ), деньги, оружие и документы всякие производственные. Во второй половине вагончика – спальня. Окна большие, с двойными стеклами, кровать стоит, шкафчики разные… Санаторий прямо..
.. И вот просыпаюсь я как-то ночью от собачьего визга. От такого отчаянного вопля, с таким ужасом собака орёт и визг этот вроде как из-под пола идет. Сообразил я - собака наша это чего-то волнуется. В таборе собака была, её бульдозерист один с собой взял в тайгу. Маленькая , лохматая, около повара на кухне тёрлась, за что и получила кличку - Шнырь .
. И вдруг моё жилище зашаталось, ходуном прямо заходило… землетрясение
наверно.. Я к окошку подбегаю. А ночь – серебряная.. Луна полная, свет яркий, тайга как галогенной лампой освещена. Всё как на ладони видно. Смотрю в окно… Повторюсь, окно большое, полтора квадратных метра. Да все нормально, стоит лагерь, все вагончики на месте, ничего не шатается. А я шатаюсь.. И собака орет… Вдруг собака затихла… И штаб мой перестало, как лодку в качку, валять с борта на борт..
АМБА… Господи Иисусе, Пресвятая Богородица…Вот он, прямо у окошка…В полуметре .. Красавец… Видел я тигров, но этот.. Такого крупного не доводилось . Килограмм под триста, судя по размеру - самец, самка всегда намного меньше. Метра три в длину с хвостом вместе и высотой больше метра… Намного больше… Шкура летняя, ещё не линял на зиму, кирпично-оранжевая, черные полосы поперечные. И нервничает, нервничает.. Хвостом туда-сюда, туда сюда… И как рыкнет !! Пасть как разинет ! А зубы ! Это же не зубы, это же издевательство над моей психикой ! И на меня вроде смотрит ! Вот тебе и курорт …
Сон как рукой сняло… Понял я, что это он Шныря выковыривает из-под вагончика.. Для тигра собака или волк - как конфетка для человека. Штаб-то мой стоит на бревнах, не на земле, вот собака и спасается там от зверя лютого, в промежутке между полом и грунтом..
Я - в сейф, хорошо не закрыт был он - « двенадцатый» двустволку быстренько .. Картечь или пули – не смотрел, в упор картечь еще страшнее, чем жакан.. Ружье в руках – полегчало, стопроцентно живой останусь, если тигр в домик полезет.
А амба не уходит, стоит. Я как закричу на него : « Иди на…й отсюда !», а он стоит. Не уходит. Окна двойные, может не слышит. Или не понимает. Не знал я тогда волшебных слов : « Ф Бабруйск, жывотное !», знал бы – сказал, может быть и ушел бы он..
Устал я с ним пререкаться, подошел к двери и прямо через дверь из ружья : « Б-а-а-б-а-а-х !». Смотрю – пошел, не торопясь так, вроде как с неохотой…
- Петрович ! Отец родной ! Ты живой ? А водку, водку-то не разбил в сейфе ? – народ повалил ко мне.
- Сволочи вы ! Тут отца-командира вместе с собакой едят живьем, а никто и пальцем не пошевелил ! Разве этому Суворов учил ? Ну погодите, - говорю я, - будет вам сейчас мясо свежее, тушенку будете жрать! Всё, на охоту ходить не буду !
Вот такая история. Да и до этого были встречи с тигром. И не одну собаку у меня амба уносила. Как-то украла прямо вместе с будкой и цепью, не побоялась в дачный поселок зайти. Мне потом один охотовед учёный говорил, что тигры едят собак и волков якобы из-за каких-то нужных им ферментов, которые в мясе псовом есть. Не знаю, может быть и правда. А вот старики наши гутарили, что раньше, на «корнёвку» когда за жень-шенем ходили, брали с собой, как бы невзначай, китайца, удэгейца или корейца. И тогда амба если и нападала на кого-то из людей, то только на туземцев. А европейцев не трогал. Может и байки это таёжные, кто знает. А с другой стороны – старики врать не будут. Поэтому я сейчас если в тайгу за грибами или за ягодами иду, то обязательно тёщу свою с собой беру. Любит она у меня грибы собирать.. Хорошая у меня тёща. Кореянка. Как-то поспокойнее с ней в лесу. Мало ли чего……
- Зя-а-тё-ё-о-к ! Ты где ? – теща в лесу кричит.
- Мамо, та вы нэ лякайтэсь, недалэко , - на мове ей отвечаю , вежливо так, на «вы», - рядом я...
Очень она мову любит, чтобы на «вы» её называли. Ну а почему бы и не уважить, не назвать ? Не чужой ведь человек. Родня.
Аватара пользователя
Японец
Опытный пользователь
 
Сообщения: 499
Зарегистрирован: 17 окт 2009, 17:00
Откуда: г.Хабаровск, Дальний Восток
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 8 раз.


След.


  • Объявления

Вернуться в "Записки охотника"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

  Индекс цитирования Яндекс.Метрика Наш сайт в каталоге manyweb.ru
Up Up